Сергей Сергеевич Каринский (enzel) wrote,
Сергей Сергеевич Каринский
enzel

Categories:
ИЗ ВОСПОМИНИЙ кн. А.П.ЩЕРБАТОВА: ПЕРЕСТРОЙКА И ПУТЧ

«Приватизация сработала без проволочек, гласность же где-то аукнулась и затухла, Ну и к чему мы пришли? К разбазариванию России? Перестройка превратилась в полное разрушение страны. Демократизация Росии — чистой воды балаган. От коммунизма к демократии путь длинный и нелегкий, одним объявлением ее и сменой вывесок установить демократию невозможно. Да и что такое демократия, кто даст ясное определение этому понятию? Его нет. Квинтэссенцией демократии принято считать наличие основных свобод — совести, печати, незыблемость частной собственности. Но то же самое может самостоятельно существовать вне демократической формы правления. Гарантированные законы — первое условие перемен, в которых нуждается Россия. С падением советской власти, даже те малоэффективные и однобокие законы, что слабо работали до перестройки, перестали действовать. Как мы знаем, отсутствие законодательной базы в дальнейшем привело к расцвету русской мафии, скрепившей общими интересами личного обогащения криминальные низы с верхними эшелонами власти. Всю экономику затянуло теневой паутиной, и результатом объявленной демократии стали крупномасштабное воровство и заказные убийства. Вообще, Россия, в которой я оказался через столько лет, напоминала мне Китай 19 века: богатая, культурная, цивилизованная страна, которую растаскивали, разрывали на части все, кто мог приложить к этому руку.<…>

После случившегося в неразберихе внутренней приватизации, высеялись, так называемые, олигархи, разграбившие окончательно все, что можно, появились первые большие состояния, которые смогли сколотить, как подсуетившиеся американцы, так и местные ловкачи: Рич, Березовский, Гусинский, Быков, Абрамович. <…>

…вечерами все наши разговоры крутились вокруг неясного будущего России. Я открыто делился своим знанием прошлого: "Если помните, то Америка, Англия и Германия, давшие деньги на русскую революцию, получили их обратно от советского правительства. Всё выплачено неофициально, преимущественно в виде ресурсов. <...> А вот так я впервые услышал о Якове Шиффе. У меня были хорошие отношения с Борисом Шубом, жившим в Америке вместе с отцом, известным меньшевиком, Давидом Шубом. Давид вспоминал, как еще в 1906 году на одном из собраний революционеров — выходцев из России — обсуждалась тема — "поддержка революции". Он рассказывал: "Вдруг посредине заседания вбегает человек и кричит: "Ура! Ура! Яков Шифф дал двадцать пять миллионов долларов". Не для кого теперь не является секретом, на эту тему написано немало книг, что деньги на революцию начали поступать из Нью-Йорка еще с конца 19 века. Документы, касающиеся сделок по выплате долгов, должны храниться в архивах, с которыми, к сожалению, не поработаешь. Также никому пока не удавалось попасть в архивы банка "Кун, Люб и Ко".

О некоторых тонкостях финансовых операций того периода мне известно от А. ф. Керенского. Он, помнится, среди прочего говорил, что значительная часть предназначенных для революции средств переводилась через шведский банк, расположенный на границе с Финляндией.

Все увереннее связывая случившееся со встречей в Шатагуа (вторая, после юрмальской, встреча американских и советских представителей в широком, но неофициальном формате в 1987 г – С.К.), я старался узнать побольше деталей подготовки переворота. И за несколько дней кое-что для себя прояснил: американцы ЦРУ провели деньги через своего посла в России, Роберта Штрауса, использовав его связи, чтобы подкупить военных: Таманскую и Дзержинскую дивизии, которые должны были перейти на сторону Ельцина. Большие деньги получили сын маршала Шапошникова, военный министр Грачев. У Шапошникова сейчас имение на юге Франции, дом в Швейцарии. Я слышал от Джорджа Бейли, моего давнего друга, много лет проработавшего в ЦРУ, что выделенная на СССР сумма составляла больше одного миллиарда долларов. Не многие знали, что в 1991 году в аэропорт Шереметьево специальные самолеты под видом дипломатического груза доставляли деньги, их раздавали упаковками десяти-, двадцати-, пятидесятидолларовыми банкнотами правительственным руководителям и военным. Эти люди в дальнейшем смогли участвовать в приватизации. На сегодня это известный факт. Штраус имел хорошие контакты с обеих сторон, у него в помощниках в качестве советников ходили представители Гарвардского университета, сами воспользовавшиеся ситуацией нестабильности в СССР. Они совершили ряд финансовых махинаций, которые, как известно, сейчас рассматриваются в американском суде. Штраус, кроме того, вызвал в Москву на роль советника Фрица Эрмарта, встреченного мной в Шатагуа. Многие называли его тенью Збигнева Бжезинского, всегда лепившего образ Советского Союза как оголтелого агрессора и монстра. В обмен на перестроечные деньги из России по низким ценам экспортировались цветные, черные, редкие металлы, золото, серебро, лес. Значит, какую-то часть иностранных «инвестиций» заинтересованные лица смогли получить обратно.

У меня самого сложилась такая картина. Американцы, опасаясь войны, пришли к убеждению, что изменить что-либо кардинально внутри Советского Союза, скажем, путем свержения коммунистической власти, невозможно из-за большого числа поклонников коммунистической партии и ее идей. После проведенного анализа, решили, что можно ввести перестройку с привлекательными идеями демократии, гласности, дать заработать в финансовом плане военным, в плане авторитета — коммунистам, объявившим демократию. Партийные лидеры, разумеется, хотели иметь гарантии, что смогут сохранить за собой ранее полученные привилегии, поэтому им, как и военным, заплатили большие деньги, при этом почти полностью оставили в руках властные рычаги. Так спокойно пришла в страну перестройка, никак не задевшая глубинные процессы в политике и экономике СССР.

Первая встреча представителей двух стран, состоявшаяся в Юрмале показала американцам, что с некоторыми советскими людьми можно легко "договориться", вторая, с присутствовавшими на ней военными и агентами разведслужб, явилась пробным шаром для будущего взаимодействия. В перевороте участвовали бывшие делегаты конференции в Шатагуа: генерал Чернов помогал распределять деньги среди военных, один из директоров "Бэнкс Траст Компании" Джон Кристалл, как мне стало известно, провел поступившие от ЦРУ суммы через свой банк. Оказалось, что если советским чиновникам дать хорошие взятки, то разрушить Советский Союз не составит труда. Все было рассчитано верно. При этом благодаря совместным конференциям, использованию средств массовой информации, усилиям американских и советских представителей самого разного уровня вырабатывалось общественное мнение, делалось психологическое «вливание» в умы советских людей и мирового сообщества о необходимости введения этой самой демократии. Сначала предполагалось действовать через Горбачева, но вскоре стало ясно, что он оставался символом коммунизма, а времени на перестройку советского мышления было недостаточно. Заменить президента страны оказалось гораздо легче. Инсценировка переворота произошла "неожиданно" в пользу с шумом вышедшего из компартии в 1990 году Бориса Ельцина. Согласно собранных мной сведений, все примерно так и происходило.

Через два дня после путча я отважился в одиночку прогуляться по Москве, посмотреть, чем дышит столица в новом демократическом качестве. Возле гостиницы встретил группу молодых, лет тридцати-сорока, людей, спросил:
— Куда это вы так дружно направляетесь?
— Идем на Лубянку, снимать статую Дзержинского.
— Можно к вам присоединиться?
— Конечно.
Мы подошли к площади, когда на ней уже толпилось несколько тысяч человек. Издали увидели, как статую, опоясанную петлями тросов, стягивали с пьедестала. Все, и я в том числе, с удовольствием наблюдали за процессом, с разных сторон раздавались ликующие голоса. Впечатляющая атмосфера. Я огляделся. Возле лубянской тюрьмы выстроились пулеметы. Оценив обстановку, бросил рядом стоящей группе:
— Только не громите Лубянку, будут стрелять.
— Они не посмеют.
— Не будьте глупцами.
И сразу послышался окрик:
— Не приближаться, отойти на двадцать шагов, будем стрелять.
Время ничего не изменило: чекисты по-прежнему любыми средствами защищали свое гнездо. Памятник Железному Феликсу, наконец, "рухнул", все постепенно разошлись. <…>

…согласился ответить на вопросы подошедшему ко мне молодому репортеру.<…> Помимо украинской темы, переворота и демократии, мы поговорили о возможных формах правления в России: "Я бы поддержал монархию конституционного типа. Надо лишь найти монарха. Это проблема. Наследник престола Владимир Кириллович Романов, умный, порядочный, кстати, вашим демократам очень бы понравился, самый подходящий для демократии монарх. Он не откажется. Но его возраст... он старше меня на восемь лет. Кто будет следующий? Демократия западного типа губит Россию не меньше, чем коммунизм. Может быть, надежда на федеральное государство нового типа — русский имперский союз? Но, чтобы русские были во главе как наиболее стабилизирующий, примиряющий национальный элемент. Может быть, империя и федерация, это нетрадиционное сочетание, будет жизненным? Надо пробовать".” (Кн. А.П.Щербатов. Цит. соч., сс.426-433.) - http://lab18.ipu.rssi.ru/microsoft/scherbatov.htm
Tags: история, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments