Сергей Сергеевич Каринский (enzel) wrote,
Сергей Сергеевич Каринский
enzel

Category:
СДУВАЯ АРХИВНУЮ ПЫЛЬ
(окончание)

4. «Осколки» прошлого

Помню, как мимо нашего дома по Кузнецкому пер. ехали казаки на Театральную пл. Это был «плац-парад» для военных парадов, и, конечно, никакого сквера не было. С тех пор остался на площади прекрасно архитектурно оформленный фонтан. Второй водоразборный фонтан стоял на Лубянской пл. На его месте сейчас памятник Дзержинскому. Тогда ещё не было здания «Мюр-и-Мерилиза», а гостиница «Метрополь» с фресками (на самом деле панно – С.К.) Врубеля только недавно была построена.



Воскресенская пл., старинные Иверские ворота с часовней. По площади шли вагончики «конки» с «империалом», т.е. верхним этажом со скамейками, подниматься наверх по крутой лестничке женщинам считалось неприличным, наверху ехали только мужчины. <…> Трамвай в Москве появился значительно позже. Впервые я ехал на нём по М.Дмитровке, когда мне было 7 лет.



Скаковой ипподром... Был разрекламирован полёт французского авиатора Пегу. Но весь полёт состоял в том, что аэроплан подпрыгнул в воздух на несколько саженей и тотчас опустился. А с тех пор сколько я летал на всевозможных самолётах, и открытых, и закрытых. И рядом с пилотом, и даже в багажнике санитарного самолёта. Самое впечатляющее это, конечно, агитполёт по маршруту Москва-Самара-Казалинск-Ташкент-Фрунзе-Свердловск-Казань-Москва с авиа-экспедицией в составе двух изящных монопланов «АИР» (А.И.Рыков), с моторами в 100 л.с.(!) и скоростью до 100 км в час (при попутном ветре!). Зато как хорошо сидеть у открытого окошка и смотреть на близкую землю! (NB: в Казани наш самолёт чуть не потерпел аварию в результате «мастерства» лётчика.) И ещё интересный полёт на санитарном самолёте в высокогорья Тянь-Шаня – за озеро Иссык-Куль в верховья р. Нарын. С маленькой взлётной площадки до ближайшего населённого пункта из-за разреженного воздуха пешком идти было нельзя, пришлось с самолёта пересесть верхом на лошадь. Лето, а по обочинам дороги – кучки снега!

Полёт французского авиатора Ж.Леганье на Московском ипподроме в 1909 г.

Сегодня Вербная суббота (Воскрешение Лазаря) – старая семинарская загадка: «когда воскресенье бывает в субботу?» В этот день на Красной площади Вербный торг. Во всю длину площади – палатки, где продавались товары не обычные для покупателей, а, скорее, характерные для карнавалов. Вот их ассортимент: тёщин язык, надувные колбаски, воздушные шары, чёртик в стеклянной трубочке, разные цветные бабочки для приколки, искусственные цветы, свистульки. И здесь же в палатке пекут вафли, сильно пахнет ванилином. В толпе и торговцы, и просто шатающиеся толкаются, шумят, свистят...



А по оставшейся свободной части площади – в самых лучших колясках и ландо едут, как на смотрины, замоскворецкие невесты с мамашами, одетые в лучшие наряды. Среди колясок встречаются и такие, в которых едут с «рекламными» целями модные, дорогие кокотки. Как-то пошла мода на женские брюки – символ эмансипации женщин, так вышеназванные женщины надели восточные шальвары и как одалиски важно сидели в колясках (эмансипация «наоборот»).



А на первой неделе Великого поста проходил временный рынок на набережной Москва-реки между Москворецким и Устьинским мостами. Он назывался «на льду», потому что в старое время он проходил действительно на льду реки. Набор товаров здесь был своеобразный, применительно к великопостному меню: сушёные и солёные грибы (целыми возами!), мороженая рыба, редька и т.п. А из сладостей – цареградские стручки. Большинство товаров доставлялось раньше из подмосковных сёл прямо по льду, откуда и месторасположение рынка.


Постный (грибной) рынок на Москва-реке в начале ХХ в.

И ещё один своеобразный временный рынок на Конной пл. перед Пасхой. Отсюда и своеобразный набор товаров: мороженые туши свиней, говядина, солёные окорока, мороженая птица и т.п. Моя мать обязательно ездила «на лёд» и на Конную. А я, конечно, будучи гимназистом, с нетерпением ожидал «Вербу» - так коротко называли базар перед Пасхой - и бывал на нём все три дня – пятницу, субботу и воскресенье.

Одни из самых ранних воспоминаний – это воспоминания о событиях русско-японской войны 1904-05 гг. (мне было тогда 8 лет). Ультра-патриотический плакат «Как русский матрос откусил японцу нос». Тогда мы получали журнал «Нива», где всегда было много иллюстраций о войне.


http://humus.livejournal.com/4845637.html

Печальные известия о гибели в Порт-Артуре броненосца «Петропавловск», когда погибли адмирал Макаров и художник Верещагин. На корабле был великий князь Кирилл. Ему как-то удалось спастись, по этому поводу ходило двустишие: «По веленью Бога Сил всплыл как пробка князь Кирилл!» Уже стариком он оказался претендентом (последним?) на русскую императорскую корону. Война с японцами – это сплошные неудачи, подготовлявшие условия для революционных событий 1905-07 гг.: сдача Порт-Артура, гибель нашей эскадры при Цусиме, поражение при Мукдене и др. На фоне этих неудач особенно превозносился подвиг «Варяга» и такие генералы как Кондратенко (Порт-Артур), Линевич (Мукден), а неудачи объяснялись предательством ген. Куропаткина и ген. Стесселя, а также тем, что вместо боеприпасов на Дальний Восток посылали вагонами образки для солдат (?!)

Как отголосок войны, вошли в моду вальсы «На сопках Манчжурии», «Амурские волны», цветы хризантемы, которых раньше у нас не знали, романс «Хризантемы».

Революцию 1905 года я мало помню: в те бурные дни занятия в школах были прекращены, и меня не выпускали из дома. Помню лишь, как участники демонстрации пели «Вставай, поднимайся, рабочий народ». Временами слышалась стрельба.

На мои гимназические годы пришлось празднование таких юбилеев как 100-летие Бородинской битвы, 300-летие дома Романовых, 100 лет со дня рождения Гоголя.

Помню, как наша гимназия в полном составе шагала на Поклонную гору. Помню, как на обратном пути нас застал дождь, и наши «достопочтенные» учителя бежали вместе с нами. За участие в этом юбилее я поучил свою первую медаль «100 лет Бородина».


Дед - гимназист, в 1907-15 гг. учившийся в 3-й гимназии и окончивший её с серебряной медалью

Трёхсотлетие Романовых праздновалось особенно торжественно. Я был на Красной площади и видел, как из Спасских ворот выходил Крестный ход с синодальным хором в специально сделанном очень красивом одеянии в древнерусском, тогда очень модном, стиле. На следующий день в Кремле на площади перед Чудовым монастырём (одна из старейших построек в Кремле, к сожалению, уничтожена) состоялся парад с участием всех московских мужских гимназий. Помню, как верхом на коне в зеленоватом мундире вяло приветствовал нас Николай II. Обращало на себя внимание его бледное с зеленоватым цветом кожи лицо. Очевидно, накануне он сильно выпил! Видеть всю царскую семью мне пришлось неоднократно, в том числе в первые дни начала войны 1914 г. За участие в параде я получил вторую медаль. К сожалению, из-за многочисленных наших переездов эти медали пропали.


Проезд Николая II со свитой по Красной пл. во время Романовских торжеств


Николай II на Красной пл. во время Романовских торжеств


Великие княгини Ксения и Ольга Александровны во время торжеств в Кремле

Гоголевский юбилей был ознаменован установкой на Арбатской пл. прекрасного памятника ему работы Андреева. Этот памятник уже после революции кому-то не понравился из «власть имущих» и вместо него поставили плохой, бесталанный памятник – Гоголь представлен здесь как молодец из Гостиного двора. К счастью, старый памятник не уничтожили, а поставили его недалеко на теперешнем Суворовском б-ре, внутри двора дома, где Гоголь жил в последние свои годы и где он сжёг II том «Мёртвых душ» и умер.


Открытие памятника Гоголю в 1909 г.

Первые дни Первой мировой войны 1914 г. Взрыв патриотического шовинизма. Патриотические манифестации с портретами Николая и пением гимна «Боже, царя храни!» Не знаю, насколько соответствует действительности, что Шаляпин перед одним из спектаклей в Большом театре на коленях впереди хора пел гимн. Приезд царской семьи в Москву. Я видел их, когда они проезжали в колясках: бледное и маловыразительное лицо Николая, характерное для рядового офицера, надменное холодное лицо Александры Фёдоровны, некрасивая старшая дочь Ольга, пожалуй, интересней своих сестёр Татьяна. Одновременно с патриотическими манифестациями – погромы немецких, а также и еврейских магазинов (судя по дальнейшему изложению, явное смешение московских событий 14 и 15 годов – С.К.).




Магазин Э.Цинделя в Солодовниковском пассаже на Кузнецком мосту до и после антинемецкого погрома мая 1915 г.

На углу Тверской и Охотного ряда был модный магазин «Мандль» (конечно, не немецкий!). Перед ним толпа, камни летели в витрины. В это время на своём открытом автомобиле (а тогда это была большая редкость!) подъезжает тогдашний московский генерал-губернатор кн. Юсупов (отец Юсупова, принявшего участие в убийстве Распутина). Однако его приезд не изменил положения. По этому поводу ходили такие стишки:

Пока у Мандля стёкла били,
Князь, разодет как на парад,
Стоял в своём автомобиле,
Бросая жесты наугад.

Но до сих пор ещё неясно,
Что означал красивый жест:
«Валяйте, братцы! Так, прекрасно!»
Иль выражал он тем протест.


Автор воспоминаний в коннце 1960-х гг.

Начало воспоминаний: http://enzel.livejournal.com/179962.html.
Tags: imperium rossicum, patria minor, история, прошлое, семейный архив
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments