Сергей Сергеевич Каринский (enzel) wrote,
Сергей Сергеевич Каринский
enzel

Category:
ЕЩЁ ИЗ СВИДЕТЕЛЬСТВ А.А.ВЫРУБОВОЙ

Фрагменты из воспоминаний А.А.Вырубовой «Страницы из моей жизни» (Париж, 1922; Берлин, 1923), где передаётся её разговор с Николаем II по его возвращении в Царское Село из Ставки 9 марта 1917 г.:

«...Государь сел около меня и начал мне рассказывать. Государь Николай II был доступен, конечно, как человек, всем человеческим слабостям и горестям, но в эту тяжёлую минуту его глубокой обиды и унижения я всё же не могла убедить себя в том, что восторжествуют его враги; мне не верилось, что Государь, самый великодушный и честный из всей семьи Романовых, будет осуждён стать невинной жертвой своих родственников и подданных. Но царь, с совершенно спокойным выражением глаз подтвердил всё это, добавив ещё, что «если бы вся Россия на коленях просила его вернуться на престол, он бы никогда не вернулся». Слёзы звучали в его голосе, когда он говорил о своих друзьях и родных, которым он больше всех доверял и которые оказались соучастниками в низвержении его с престола. Он показал мне телеграммы Брусилова, Алексеева и других генералов, членов его семьи, в том числе и Николая Николаевича: все просили Его Величество на коленях, для спасения России, отречься от престола. <…>

Я жалею, что не запомнила каждое слово Государя, всё же я помню, как мне Государь рассказал, что когда депутаты отбыли, он сказал своим конвойным казакам: "Теперь вы должны сорвать с себя мои вензеля". На это оба казака, став во фронт, ответили: "Ваше Величество, прикажите их убить." На что Государь ответил: "Теперь поздно!" Говорил Государь также и о том, насколько его утешил приезд из Киева Государыни Императрицы Мариии Феодоровны, но что он не мог выносить Великого Князя Александра Михайловича. <...>

«Зачем вы не обратились с воззванием к народу, к солдатам?»- спросила я. Государь ответил спокойно: «Народ сознавал своё бессилие, а ведь тем временем могли бы умертвить мою семью. Жена и дети – это всё, что у меня осталось! – Их злость направлена против Государыни, но её никто не тронет, разве только перешагнув через мой труп...» Дав волю своему горю, Государь тихо проговорил: «Нет правосудия среди людей. Видите ли, это всё меня очень взволновало, так что все последующие дни я не мог даже вести своего дневника.» (Цит. по: Фрейлина Её Величества. М., 1991. Сс. 204-205.)
Tags: история, литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 43 comments