Сергей Сергеевич Каринский (enzel) wrote,
Сергей Сергеевич Каринский
enzel

Category:
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ИСТОРИКУ Я.А.СЕДОВОЙ ПО ПОВОДУ ФЕВРАЛЯ

Уважаемая Яна Анатольевна!

Дошли вот только у меня руки до интереснейших записок ген. К.И.Глобачёва "Правда о русской революции", о которых Вы писали в Вашей книге как о важнейшем источнике по Февралю. Это действительно очень важный, хотя далеко не всё проясняющий документ.

Главным вопросом Февраля всё-таки является вопрос о его организации. И тут мы наталкиваемся на двойственность и фигуру умолчания. С одной стороны, нам говорят, что были всякие комбинации, сводящиеся к верхушечным перестановкам («дворцовый переворот»), главным идеологом и организатором которых выступал А.И.Гучков. С другой стороны, мы видим, что вместо этого в Петрограде произошло массовое выступление городских низов и примкнувших к ним войск («солдатский бунт»), которое – как принято считать - никто особенно и не готовил, которое случилось вроде как спонтанно, само собой. Вместе с тем, тот же Глобачёв сообщает нам о явных действиях по подготовке именно вооружённого городского выступления: за месяц до Февраля на Путиловском заводе были похищены 300 пулемётов, готовых к отправке на фронт, которые так и не были найдены и которые потом оказались на крышах Петрограда, и из которых кто-то вёл беспорядочную стрельбу, создававшую звуковой фон февральских дней (в дальнейшем это послужило основой легенды о "протопоповских пулемётах"). Ясно, что это лишь часть проводившейся подготовки такого рода. Другая её часть – распускание слухов и пропаганда среди рабочих, непосредственная организация рабочих выступлений, пропаганда в войсках, быстрое появление политического ядра революции в виде Совета и проч. Вопрос: кто всем этим занимался, кто всем этим руководил?

Мы точно знаем о существовании одной такой структуры – Рабочей группы ЦВПК. Но тут возникает новый вопрос: как это соотносится с гучковской линией на верхушечный переворот, военный заговор? Мог ли он одной рукой делать одно, а другой другое? Судя по его растерянности и подавленности в первые дни Февраля, подобное массовое выступление всё-таки не входило в его планы. Может быть, Рабочая группа на самом деле лишь номинально курировалась ЦВПК, только пользовалась его шапкой («крышей»), а на самом деле руководилась партийными заговорщиками, главным образом меньшевицкой и эсеровской ориентации? Т.е. это была автономная, «своя», параллельная работа, которой руководство ЦВПК не мешало, а может даже и поощряло – на всякий случай, как страховочный вариант (или даже, с какого-то момента, как основной, с чем Гучков был вынужден смириться как с неизбежностью?). Тогда, получается, Рабочая группа и была тем самым центром подготовки массового городского выступления, которое и свершилось под вывеской Февраля? Или всё ещё сложнее, и были какие-то иные структуры, о которых мы до сих пор толком не знаем, и которые занимались планомерной подготовкой вооружённых беспорядков с перспективой перехода войск на сторону бунтовщиков и захвата власти? И Рабочая группа была лишь одним из инструментов (и то - до своей ликвидации) этой заговорщицкой организации, по-видимому руководимой настоящим революционным подпольем и тесно связанной с революционным крылом Думы? Но Глобачёв уверяет нас, что таких подпольных партийных структур в Петрограде тогда уже не существовало - всё подобное было либо ликвидировано, либо полностью подконтрольно полиции.

Как Вы сами себе отвечаете на вопрос, кто руководил подготовкой Февраля не как верхушечного заговора, а как массового выступления, военного бунта? Или, возможно, была некая общая координация подготовительной работы, допускавашая сосуществование разных политических сценариев? Понятно, что были масоны. Но речь всё-таки не о ложах, а о неких комитетах, группах, сетях, которые профессионально вели дело организации февральских событий. Где тут сегодня проходит передний край исторической науки?

Ваш виртуальный друг и отчасти коллега Сергей Каринский

P.S. Не знаю, последует ли ответ на это послание от номинального его адресата. Впрочем, жанр открытого письма вовсе не предполагает непременного появления открытых ответов. Чем ждать, лучше кратко выскажу свою точку зрения на всю эту проблему.

Весьма вероятно, что к Февралю привел заговор, к которому не имели никакого отношения ни великие князья, ни, тем более, всякие мелкие генералы, не говоря уж о думцах. К этому заговору не имел отношения даже сам А.И.Гучков, хотя его традиционно числят главной фигурой революции. Их "заговоры" (точнее разговоры) являлись лишь частями общей психологической обстановки, атмосферы того времени, не более. Настоящий заговор, как чётко спланированная система мероприятий, вершился хорошо законспирированными профессионалами иностранной разведки и их местной агентурой, видимо, не связанной с тем, что называлось "революционным подпольем", иначе она была бы раскрыта и вывела на центр конспирации. Как недавно заметил Д.Е.Галковский в своём ответе на вопрос о февральских революционерах, "этих "революционеров" уже сто лет с огнем ищут". Правда, поиск в основном сводится к перебиранию всё тех же изрядно обветшавших обманок, что начал делать ещё С.П.Мельгунов в своей известной книге 1931 г. Пока дальше не особо продвинулись.

Речь, конечно, идёт о британской разведке. Её сотрудники, как прикомандированные к посольству, так и действовавшие помимо него, и были той структурой, которая осуществляла на месте подготовку Февраля. Известно нам об этой деятельности чрезвычайно мало, почти ничего. И это понятно: русская контрразведка не работала против разведки страны-союзницы. Имела место тесная кооперация разведок двух стран, что исключало самую мысль о возможном вероломстве. Под покровом же этой союзнической кооперации шла другая работа, предположить о которой русские аналитики не сумели.

Хотя по крайней мере однажды маскировка была прорвана. Имеется в виду операция по убийству Распутина, руководил которой британский кадровый разведчик, принявший непосредственное и, возможно, решающее участие в самом акте. Существенно, что широкой общественности об этом стало известно лишь в самое недавнее время. В материалах русской полиции указаний на английский след не имеется. Скорее всего, было дано высочайшее повеление тщательно вычистить их, дабы никакая тень не могла пасть на ризы межсоюзнических отношений. Конечно, в частном разговоре с послом Бьюкененом всё, что требовалось, было высказано, но у посла была сильная контригра – противодействие «сепаратному миру», якобы лоббируемому убиенным «старцем». На том, видимо, и порешили. Однако известно, что Николай II всё же думал просить короля о замене британского посла в России, но не сделал этого из-за сложностей военной обстановки. В то же время не следует приписывать фигуре Дж. Бьюкенена особо зловещую роль в этих приготовлениях. У офицеров разведки имеется своё начальство, помимо дипломатического, а сам посол мог многого и не знать, что не только исключало риск случайных утечек, но и давало ему возможность вести себя более естественно в разговорах с изощрёнными собеседниками.

Сама структура заговора с целью убийства Распутина даёт возможность лучше понять Февраль. В первом случае мы видим галерею вроде бы самостоятельных субъектов, к которым надёжно приковывается всё внимание исследователей, но потом вдруг оказывается, что за ними скрывался и их действиями руководил Некто, о чьей истинной роли сами эти субъекты вовсе не догадывались. Они были вовлечены в чужую игру, находясь при этом в полном убеждении, что являются хозяевами ситуации. Так же, но при совсем иных масштабах события, обстоит дело и с Февралём. Гучков, Дума, генералы, даже революционеры – выдвинутая на авансцену истории галерея актёров, играющих в пьесе, написанной и поставленной не ими, о чём они и не подозревают. Им представляется, что всё случилось само собой, стихия исторического потока подхватила их и понесла. А историки вот уже почти столетие спорят о соотношении и взаимодействии ложных субъектов, ища ответы на вопрос о механизме события...

Из сказанного, разумеется, вовсе не следует, что революционеры и общественники не виноваты. Ещё как виноваты! Но только проявили они себя в полной мере лишь тогда, когда для этого кем-то были созданы необходимые условия, так что они в нужный момент смогли беспрепятственно выйти на сцену и сыграть свою пагубную роль в исторической трагедии.

P.P.S. Впрочем, версия об английской разведке - лишь дань увлечению взглядами того же Д.Е.Галковского. Есть куда менее избыточная, т.е. более удовлетворяющая принципу Оккама версия, изложенная в книге Г.М.Каткова "Февральская революция". В ней говорится о подготовке февральских беспорядков мелкими и независимыми от известных партийных центров революционными группировками, в которых у полиции не было агентуры, почему их деятельность и прошла незамеченной. Сами же эти революционные группировки, из которых наиболее заметной были "межрайонцы", являлись периферией организации И.Л.Гельфанда (Парвуса), созданной им в рамках его сотрудничества с германским государством и в значительной мере на деньги последнего. Как только случилась февральская революция, эта сеть в России была свёрнута, как сделавшая своё дело. Дальше начинался уже другой этап борьбы, требовавший других сил и средств.
Tags: история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments