March 29th, 2007

б

(no subject)

ЧИТАЯ ЖЖ Д.ГАЛКОВСКОГО

О ПРОИСХОЖДЕНИИ ЧКГБ

"Во-первых, большое заблуждение, что ЧК формировался из коммунистов. Коммунистов там было очень мало. Собственно Дзержинский, и то "как сказать". Это не ленинист, а младший партнёр Ленина. Ленин не мог поставить ПРОВЕРЕННОГО человека даже на роль партнадсмотрщика за чекистами.

Аппарат ЧК формировался из портовых мафиози, до революции контролировавшихся англичанами. "Идейных" там не было. Поэтому их всех уничтожили в 37 году. Это была расправа большевиков (их сталинской фракции) против "бендеров".

После 37 года ЧКГБ - это низовой аппарат, большей частью набиравшийся из тёмных, тупых крестьян. О них Набоков хорошо сказал: "автоматы с пухлыми лицами", как-то так. Верхушка ГБ могла использовать автоматов вслепую: "приказ - закон для подчинённого". Там, наверху, за шторами сидели в будённовках осьминоги, крысоскорпионы и прочие "перейры"...

А низовая "гебня" это тупые, малограмотные чиновники "пятого и двадцатого", с поллитровками и рыбалкой."
http://galkovsky.livejournal.com/49560.html#cutid1 Collapse )
б

(no subject)

БОРЯ, ФИЗИК

Продвигаясь по ЖЖ Д.Галковского к его истокам, наткнулся на этюд в багровых тонах о самом "Великом и Ужасном" (см. http://galkovsky.livejournal.com/50048.html). Позволю и себе внести лепту в это эпическое полотно. В достоверности истории сомнений нет, рассказал мне ее сам участник событий, в холодной трезвости и полной незаинтересованности которого я абсолютно уверен. Итак. Мой давний приятель, приехавший в Америку в 89-м году и обосновавшийся в одном из ново-английских университетов, году в 90-м сидит в компании таких же, как он, нищих эмигрантов четвертой волны в г. Бостоне, выпивает и закусывает. Раздается звонок у двери. Появляется совершенно новый персонаж, только что из Москвы, представляется: "Боря, физик". Подсаживается к столу, включается в треп. Выясняются подробности. Боря оказался в Бостоне по дороге в Нью-Йорк. Здесь ему должны были передать билет до Нью-Йорка, но что-то сорвалось, "накладка". А денег нет совершенно. Т.е. вообще. Ну, долларов десять. Короче, слезная просьба помочь. Всего каких-то восемьдесят зеленых. Как только, так сразу. Решили обсудить вопрос за закрытыми дверями. В общем, нашли выход: кто дал десятку, кто двадцатку, наскребли. Но при этом, для надёжности, решили дать как бы от одного лица. Боря немеет от счастья, чуть не плачет. Записывает адрес, чтобы выслать деньги из Нью-Йорка, немедленно. Но, видимо, и там произошла какая-то "накладка", что-то "не срослось", бывает. В ответ на мои крики "не может быть!", "неужели это был ОН!?", мой приятель с полной серьезностью подтверждал, что так он в первый и последний (пока) раз повстречался на своем жизненном пути с Б.А.Березовским.