October 29th, 2008

б

(no subject)

АФОРИЗМ

"Потому что, поверьте, никакое неотвратимое наказание не будет настолько суровым, чтбы заставить меня прекратить погоню за удовольствиями, особенно когда я их нахожу на юной и упругой груди Истины."

В.Набоков. "Истинная жизнь Себастьяна Найта".
(Пер. А.Горянина и М.Мейлаха.)
б

(no subject)

В СВЯЗИ С ИНТЕРВЬЮ О.ИОСЕЛИАНИ

Отар Иоселиани – большой грузинский режиссер-лирик, тонкий кинематографический поэт и наблюдатель. Слово «грузинский» подчеркивает особую магическую ауру его ранних картин, которая позднее трансформировалась в легко узнаваемый стиль его французских фильмов. Он сделал главное для творческого человека такого типа: выработал свой художественный язык и создал свой лирический мир. Он реализовал свой талант в полной мере как художник. Какие-то его действия и высказывания вне сугубой сферы его профессиональной деятельности не представляют большого значения и уж точно не могут служить поводом для пренебрежительного отношения к его творчеству. За него говорят его картины – несопоставимо глубже и точнее, чем он сам в своих прямых высказываниях, в которых он – всего лишь один из «детей ничтожных мира». Перефразируя другого классика: раз уж ты поэт, то гражданином можешь и не быть. Видимо, лучший вариант для настоящего художника - быть космополитом-апатридом, находящимся вне каких-либо политико-идеологических дрязг. Иоселиани и стал таким европейским космополитом, с мудрой иронией наблюдающим за трогательной тщетой человеческого существования - где бы оно ни случилось. Его возвращение из Франции в маленькую провинциальную Грузию, подчеркнутое отождествление себя с текущими вопросами ее нацстроительства можно рассматривать как ошибочный ход человека, решившего пожертвовать своим положением отстраненного наблюдателя ради каких-то мнимо-гражданских представлений, т.е. как измену своему назначению. Возможно, он и сам когда-нибудь осознает это подобным образом. Человеку свойственно ошибаться, а потом раскаиваться.