May 23rd, 2012

б

(no subject)

ПРИЗНАНИЕ

«Со времени Петра власть была много выше общества и народа и вела их к их же благу насилием. Успехи власти, за которые ей должна была быть благодарна Россия, были народу непонятны и чужды. И в отношении его к исторической власти существовали только две крайности: раболепное послушание или тайное сопротивление. Понятие согласия и сотрудничества с властью было обществу незнакомо. История вырабатывала два крайних типа общественных деятелей – «прислужников» и «бунтовщиков». Независимых, самостоятельных, но лояльных по отношению к власти людей жизнь не воспитывала.» (В.А.Маклаков. Власть и общественность на закате старой России. Париж, 1936. Сс. 603-604.- http://www.library6.com/books/706204.pdf)
б

(no subject)

СВИДЕТЕЛЬСТВА А.А.ВЫРУБОВОЙ

Об отречении:

"Отречение государя от престола было совершенно не нужным. Восстание в Петербурге могло быть легко подавлено, но на государя было оказано такое давление, что он мог только желать отойти в сторону. Ему говорили, что, если он не отречётся, его семья будет убита (он мне сказал об этом после отречения)." (А.А.Вырубова. Неопубликованные воспоминания. - Николай II: Воспоминания. Дневники. СПб., 1994. С. 209.)

(Интересно, чьи и какие именно слова имелись тут в виду – Родзянки, Рузского, кого-то ещё?)

О Распутине:

«Я всегда думала, что их величества сделали большую ошибку, не изолировав Распутина в каком-нибудь монастыре, где они могли бы встречаться с ним, когда наследнику бывала нужна его помощь. Кстати должна сказать, что он действительно мог останавливать кровоизлияние. <…> Второй большой ошибкой их величеств было то, что Распутина почти всегда проводили во дворец тайно, как некую контрабанду. Это было совершенно ни к чему, - во дворце, все входы в который охранялись днём и ночью солдатами и полицией, никакие секреты невозможны. Конечно, о каждом посещении дворца Распутиным знала вся охрана.» (Цит. соч., сс. 215-216.)

(Насчёт изолирования Распутина, я всегда недоумевал, почему так не было сделано, а вместо этого ему было предоставлено жить у всех на виду в центре Петербурга. Впервые встречаю разумное суждение, но непонятно, пыталась ли она убедить в этом их величества и если да, то почему не преуспела.)