Сергей Сергеевич Каринский (enzel) wrote,
Сергей Сергеевич Каринский
enzel

Categories:
СОВЕТОИДНО-ЧЕКИСТСКАЯ ПОСТ-РОССИЯ
(в завершение одной дискуссии)

В затянувшейся и, признаться, вызывающей у меня некоторое недоумение дискуссии юзер Богемик поставил под сомнение такие термины как «пост-Россия», «чекистский», «советоидный», назвав их «эмоциональными и лишёнными юридического содержания» (http://bohemicus.livejournal.com/70713.html?thread=6055225#t6055225).

Между тем, на мой взгляд, все они вполне точно отражают правовую и политическую реальность. Чтобы это видеть, достаточно встать на государственно-правовую точку зрения. Действительно, если мы признаём, что именно большевики, захватив власть в октябре 1917 г., осуществили открытый и полный правовой разрыв с предшествовавшей русской государственностью, то вполне логично назвать возникшее советское государство пост-Россией, как не имеющее никакой правовой преемственности с последней безусловно легитимной Россией – Российской Империей. Возникшее в результате распада СССР и оформленное конституцией 1993 г. новое государство РФ, имея формальную демократическую легитимность (через принятие этой конституции), по-прежнему лишено какой-либо правовой связи с Российской Империей и потому не имеет легитимности исторической. Поэтому и его можно считать ничем иным как новой, смягчённой, версией пост-России, пусть уже не имеющей непосредственных признаков коммунистической идеократии (СССР).

Прилагательное «советоидный», как это явствует из его формы, означает «порождённый советским», «происходящий от советского». Оно совершенно точно характеризует отношение РФ к своему предшественнику СССР: именно советское прошлое является значимым для РФ с точки зрения формирования её правящего слоя, большей части государственных институтов, законов, практик, идеологических и культурных традиций и ценностей. Это не только следует из факта правопреемства РФ по отношению к СССР, но и постоянно подчёркивается самим государством.

Что касается определения «чекистский», то с ним всё совсем просто. Это указание на служебно-корпоративную принадлежность ряда ключевых фигур режима, возникшего с приходом к власти Путина, на особое место в этом государстве как структур, происходящих из ВЧК-КГБ, так и лиц, к ним относящихся (бывших, как нам сказали, там не бывает), на особую склонность этого государства действовать методами, этим структурам присущими.

Относительно же главного предмета дискуссии, а именно необходимости для нового русского государства, буде оно возникнет, обозначить, с одной стороны, свой отход от советоидной традиции, а с другой – осуществить преодоление правового разрыва с последним рубежом легитимной России – Российской Империей до Февральской революции, то представляется, что предмета для спора тут просто быть не может (разумеется, при условии, что имеет место некое базовое идеологическое/ценностное согласие). Очевидно, что такому государству, чтобы иметь максимальные государственно-правовые основания называть себя Россией, необходимо как дистанцироваться от советчины (ещё один «эмоциональный» термин), так и перебросить мостик через ров правового разрыва, вырытый большевиками. Лишь сделав и то, и другое (причём сами формы этих актов могут быть различными), оно сможет снять с себя ответственность за деяния большевиков и их наследников чекистов и, что не менее важно, заявить себя в качестве субъекта, вступающего в исторические права наследования по отношению к последнему легитимному русскому государству. То, в какой мере удастся эти права предъявить и отстоять, вопрос уже другой. Но, не сделав этого, вообще бессмысленно начинать разговор о каких-то исторических правах, ссылаться на историю - кем будет этот претендент в глазах заинтересованных лиц, самозванцем? Не говоря уж о том, что все многообразие задач внутренней санации от советчины должно иметь некую безусловную легальную базу, лучше всего в форме раздела (преамбулы) вновь принятой конституции или закона, на неё опирающегося.

Мой оппонент целиком ставит решение всех этих вопросов - не считая их основополагающими - в зависимость от конъюнктуры момента. Последнее, несомненно, крайне важно при осуществлении политического акта (революции, переворота, мирного перехода к новой государственности). Но по моему разумению, вопросы эти принципиальны, именно от них следует отправляться при провозглашении и конституционном оформлении имеющего возникнуть государства. Ведь совершенно очевидно, что называть себя русским, говорить о России и при этом быть юридически гражданином очередной, пусть уже и не чекистской, пост-России, это явное недоразумение, нонсенс, но никак не реализм. Значит, подобное положение должно быть исключено с самого начала, на этапе закладки правового фундамента нового государства, как только возникнет позволяющая это сделать политическая конъюнктура. Впрочем, соглашусь, всё обсуждаемое относится к некой туманной перспективе не совсем близкой будущности. Поживём - увидим, Е.Б.Ж., как говаривал гр. Л.Н.Толстой.
Tags: contra sovok, будущее, идеология, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 66 comments