Сергей Сергеевич Каринский (enzel) wrote,
Сергей Сергеевич Каринский
enzel

Categories:
ЗАПИСКИ ДЕДА: УМОЛЧАНИЯ

В приведённых мною недавно фрагментах записок моего деда, относящихся к его учёбе в Московском Университете в 1922-25 гг. (http://enzel.livejournal.com/214687.html), заметна работа внутреннего цензора. Хотя он и пишет о «советизации» и «разгроме» Юридического факультета, делает он это осторожно, как бы sine ira et studio. Когда же он доходит до пресловутой «чистки» 1924 г., то мы не узнаём даже, о чём, собственно, «опрашивала» его Университетская комиссия и чем именно он ей не угодил. Он даёт только понять, что итог был вполне закономерен, и единственное, в чём не повезло - что не удалось быстро восстановиться, в отличие от многих его сокурсников, едва ли сильно отличавшихся от него своим социально-культурным обликом. И это в рукописных, для узкого круга предназначенных записках в единственном экземпляре!

Столь же глухо пишет дед и о событиях куда более важных и драматических – о годах революции и Гражданской войны. Гимназические занятие шли своим чередом весь 1917 год – разве упала и так неважная дисциплина (см.: http://enzel.livejournal.com/252397.html). О большевицком перевороте нет ни слова (при том, что в городе шли бои с орудийной стрельбой), и только весна 1918 г. предстаёт неким рубежом, после которого жизнь действительно резко меняется: «мы получили на руки наши бальные книжки с годовыми отметками и с заключением о переводе в IV класс – после этого и я, и Митя со своими семьями выехали из Москвы на лето, и наступившая гражданская война, разруха и голод разлучили нас на целых три года, с начала 1918 г. по начало 1921 года».

И далее, без перехода: «Наша семья вернулась в Москву в декабре 1920 года. Москва зимой 20/21 гг. это очень пустынные улицы, со сломанными заборами, длинные очереди около немногочисленных магазинов за солью и фасолью, редко идущие трамваи, и прохожие в каких-нибудь невероятных меховых шапках с ушами, с обязательным мешком за плечами, запряжённые в санки. Дома очень тесно – вся жизнь семьи сосредоточена вокруг железной печки, в которой горят щепки, около которой обогреваются и готовят пищу, тем не менее в комнате всегда холодно. В семье происходит строго нормированная выдача продуктов – хлеб режется тонкими ломтями и распределяется заранее на день».

Вот, собственно, всё о революции и «военном коммунизме». К сожалению, о самом интересном периоде своей биографии дед умолчал, хотя формальный повод для этого имелся: ведь записки посвящены памяти друга, а они на эти три года расстались. Не положив фактов на бумагу, дед тем не менее довольно обстоятельно рассказывал о том, что случилось между весной 18-го и декабрём 20-го года. Были эти рассказы давно, поэтому в моей памяти осталась лишь канва событий, но попытаюсь её восстановить.

Семья деда состояла из 5 человек: отца, матери и трёх детей, двух мальчиков и девочки. Дед был средним по возрасту.


Отец деда С.С.Каринский, 1919 г. (см.: http://enzel.livejournal.com/350169.html)


Дети: Оля, Серёжа и старший брат Андрюша, 1909 г. (см.: https://enzel.livejournal.com/466151.html)


Дед накануне или в начале Великой войны

Жили они в пятикомнатной квартире на Маросейке, 11 (см.: http://enzel.livejournal.com/382182.html). Прадед служил в Московской городской Управе, с 1911 г. занимая там то же место, что до своей смерти занимал его отец – делопроизводителя II отделения (благоустройство города). Так продолжалось до середины ноября 1917 г, когда большевики упразднили Управу. Весной 1918 г. принимается решение об отъезде из Москвы матери с тремя детьми на Восток, в Уфимскую губ., где было хорошо с продовольствием. Глава семьи остаётся при этом в Москве (см. выше его фото в 1919 г.). Почему была выбрана Уфимская губ.? Там уже находились какие-то знакомые, звавшие их туда и снявшие для них дом. Дед ещё говорил о кумысе, как об одной из причин: вроде как ехали «на кумыс». Ехали, между прочим, сопровождаемые работником-словаком, из военнопленных, приданным их домохозяйству, с которым прадед договорился об этой услуге - словак все равно направлялся на восток для соединения с чехословацким корпусом. Допустимо и ещё одно объяснение отъезда матери с детьми и неотъезда отца: весной-летом 1918 г. в Москве ожидался противобольшевицкий переворот, и глава семьи, отправив в безопасное место родных, сам остался, возможно, имея даже какое-то отношение к ожидавшимся событиям.


Ефрейтор Пардуба - фотография на память

Доехав благополучно до Уфимской губ., они жили сначала на ст. Давлеканово, в 100 верстах к юго-западу от Уфы. В это время возник Восточный фронт на Волге и произошло восстание чехословацкого корпуса. Оказавшимся отрезанными от Москвы и в опасной близости от прифронтовой полосы, им ничего не оставалось, как двигаться дальше на восток, сначала в Уфу, потом и за Урал. В это время в Томске проживал приехавший туда с семьёй из Петрограда двоюродный брат прабабушки, который пригласил их к себе и на время приютил (это был Е.В.Красенский (1862-?), служивший по Мин. финансов; о нём и о его супруге дед в более поздних записях глухо пишет: они выручили нашу семью в очень трудное время). Потом из Томска они перебрались в Омск, где прожили до конца правления адм. Колчака. Дед рассказывал, что он вступил в Омске в скаутский отряд и участвовал в параде, который принимал сам Верховный Правитель. Мать служила в различных конторах, стараясь обеспечить семью, оторванную от своего главы на неожиданно долгий и неопределённый срок.


Адм. А.В.Колчак принимает парад в Омске, 1919 г.

Адм. Колчак и члены британской военной миссии. Омск, 1919 г.

Далее многое неясно. Во всяком случае, из Омска на восток они - одни, без главы семейства - не поехали, но по какой-то причине задержались там до поздней осени 1920 г., после чего вернулись в Москву. Никаких подробностей о жизни в Омске при большевиках и о возвращении в Москву я не знаю, об этом речь никогда не заходила. Известно только, что сын прабабушкиного кузена, т.е. троюродный брат деда, В.Е.Красенский, мобилизованный в армию Колчака, был взят в плен красными и содержался в заключении в лагере под Омском, мои же предки навещали его и подкармливали передачами (см.: http://enzel.livejournal.com/423925.html). Вернувшись в конце концов в Москву, они встретились с отцом, которого за это время «уплотнили» - хорошо ещё, что до двух комнат из пяти - откуда и замечание в записках, что «дома очень тесно». Но можно предположить, что прадед выезжал за ними в Омск, и они уже все вместе вернулись в Москву.



Для лучшего уяснения всех семейных обстоятельств следует учесть, что родной брат прадеда Н.С.Каринский (1873-1948) был довольно заметной фигурой ещё во времена Временного правительства, а позднее – в Белом движении на Юге России. Он, как оказалось, навсегда покинул Москву той же весной 1918 г. Т.е. моя прабабушка с детьми находилась в Омске с Колчаком (в армии которого служил двоюродный брат деда Е.Н.Каринский), прадед – в большевицкой Москве, а его родной брат с сыном Львом – на Юге и в Крыму, откуда они эвакуировались в Константинополь в ноябре 1920 г. На Юге находился и родной брат прабабушки Д.С.Красенский, а в составе ВСЮР служил её родной племянник М.С.Красенский (о Каринских и Красенских - участниках противобольшевицкой борьбы см.: http://enzel.livejournal.com/441474.html). Можно только гадать, строились ли какие-то планы отъезда из России - сейчас уже ничего определённо сказать нельзя, записки об этом молчат. С другой стороны, двоюродным дядей деда (по матери) был известный меньшевик, член первой редколлегии Искры А.Н.Потресов (1869-1934). Вот он-то вполне официально покинул СССР, получив в конце 1924 г. разрешение «выехать на лечение» (стандартная тогда формула). Перед отъездом дед с матерью его навещали (см.: http://enzel.livejournal.com/221977.html). Всё это осталось за рамками дедовой записи 1932 г.

(Вот тут ещё немного о деде, относящееся к более позднему времени, каким уже я его застал и запомнил: https://enzel.livejournal.com/203320.html)
Tags: rossica vs. sovietica, история, семейный архив
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 56 comments