Сергей Сергеевич Каринский (enzel) wrote,
Сергей Сергеевич Каринский
enzel

Categories:
ГЛАВА XXV

Условия жизни в большевицкой России – Новая аристократия и новая бюрократия – Преследование религии – Преследование евреев – Признаки разложения большевицкого режима – Раскол в коммунистической партии – Красная армия – Недовольство среди крестьян – Причины продолжения советского правления – Прежде всего, организованный страх – Ответственность Европы – Обращение к Западу.

Когда большевиков призывают к ответу за творимый ими террор, они, как правило, защищаются указанием на то, что весь этот ужас необходим для охраны интересов народа, а также ради окончательной подготовки к строительству «будущего государства», в котором не будет классов, а будут лишь свобода и равенство.

Прошло уже более десяти лет, однако «подготовка» явно не увенчалась успехом. Даже те, кто, в отличие от меня, не убеждён в том, что Россия может процветать и благоденствовать лишь при монархическом правлении, должны будут во всяком случае признать, что большевизм не выполнил ни одного из своих напыщенных обещаний.

Как же обстоят на самом деле дела в «стране свободы и равенства»? Лучше ли живёт русский народ сегодня, чем при Царях? В коммунистическом ли «государстве будущего» живут страдающие от голода и отчаяния? Действительно ли исчезли социальные различия?

Нет! Теперь, как и всегда, социальное неравенство существует. Вся разница лишь в том, что, что прежние господствующие классы уступили место новой аристократии, сформированной из надменных деспотов и отделённой железной стеной подозрения от настоящего народа. За крепостными стенами Кремля, под надёжной охраной, укрываются правители России, в то время как снаружи, на необъятных просторах свирепствуют голод, болезни, и даже в Москве имеются десятки тысяч нищих, калек и безработных, влачащих самое жалкое существование.

Коммунистическая партия всё более и более пропитывается строго аристократическим кастовым духом. Всё более и более ревниво затрудняется приток новых её членов, с тем, чтобы огромные привилегии старых партийцев не распылялись среди слишком большого числа «товарищей».

Сколько жаловались на Царских чиновников, на их мелочность и формализм, хотя это проистекало в основном из их приверженности долгу и их чувства ответственности. Однако советский режим создал совершено особенный тип бюрократии: она парализует всякую общественную жизнь и деятельность, а её единственная цель сводится к обеспечению беззаботного существования для максимально возможного числа сторонников правительства.

И даже евреям, бывшим некогда самыми яростными сторонниками революции, она не принесла улучшения их положения. Это правда, что некоторые доморощенные и сверхамбициозные политики внезапно достигли абсолютной власти, обеспечив себе возможность поработить и эксплуатировать миллионы бедных русских. Это правда, что когда Бела Кун сбежал из Венгрии в Москву, он смог занять великолепную резиденцию, полную вещей, украденных у великих князей; и что Зиновьев мог вести роскошный образ жизни, с шампанским и всевозможными излишествами. Но те евреи, которым не повезло попасть наверх революционной волны, сегодня страдают тысячекратно по сравнению с тем, как они жили под всячески поносимым антисемитским правлением Царей.

Большевизм, стремящийся к уничтожению всякой религии, преследует евреев, также как и православных христиан, за их веру, чего императорские власти никогда не делали. Более того, среди всего населения, а в особенности среди крестьян, наблюдается куда большая враждебность по отношению к евреям, чем прежде, поскольку русские склонны видеть в евреях виновников катастрофы, принесённой на их землю лидерами еврейского интернационала.

Эта враждебность со стороны части населения нередко выражается в виде погромов, тогда как советское правительство, нуждающееся в крестьянине и боящееся его, полагает для себя возможным допускать эти всплески народных страстей. В конце концов, всякое движение, не направленное прямо против власти, допустимо и может служить клапаном для стравливания накопившегося негодования.

Ни постоянно лживые донесения полуофициальной советской прессы, ни строгая цензура и подавление оппозиционных настроений не могут скрыть факта неотвратимо идущего внутреннего разложения большевицкой системы. За последние несколько лет коммунистическая партия раскололась на фракции, находящиеся в резком антагонизме друг с другом: лидеров революции 1917 г. безжалостно оттесняют новые люди, а террор не щадит даже основателей советского строя. И недалёк тот день, когда этот раскол с неизбежностью приведёт к падению всего здания, подобно тому как в своё время Французская революция потерпела крушение от разногласий отдельных групп.

Красная армия, единственная опора, на которую могут рассчитывать большевики, также выказывает признаки недовольства, на что едва ли может повлиять даже усиливающийся шпионаж ГПУ в военной среде. Если советское правительство рассчитывало систематическим удалением бывших Царских офицеров, служивших в Красной армии, очистить армию от «контрреволюционной заразы», эта мера себя не оправдала, поскольку новое поколение «коммунистических» офицеров, наскоро подготовленных в военных училищах, оказалось носителем всё более часто выражаемых антисоветских настроений.

Тот факт, что крестьяне крайне недовольны существующим положением, более невозможно скрыть. По экономическим соображениям допускали расширение слоя богатых крестьян, в результате чего люди на земле утратили те внешние преимущества, которые даровала им революция, в то время как непрерывный рост налогового бремени довершает их разорение.

Несмотря на всё вышеперечисленное, советская власть наружно предстаёт твёрдой и сильной. На первый взгляд это загадка, но при более пристальном изучении обнаруживается ряд объяснений этого феномена. В первую очередь, деятельность Чека и ГПУ создала во всей стране такую атмосферу страха, что никто более никому не доверяет, всюду видятся доносчики, и каждый готов в близком друге или родственнике встретить агента ГПУ. В подобной атмосфере всеобщего страха проявление активного недовольства делается едва ли возможным, что ведёт к поддержанию видимости внутреннего мира. Тем страшнее будет реакция, когда час расплаты с советским царством страха и насилия наконец придёт!

Но в очень значительной мере ответственность за поддержание большевицкой системы лежит на иностранных государствах, ибо международный капитал близоруко предпочёл интересы момента будущим и, стремясь к скорейшему восстановлению выгодных деловых отношений с Россией, по сути дела играет на стороне красных. Признание советского правительства главными европейскими державами, к сожалению, оказало ему очень большую поддержку, а предоставленные ему Европой кредиты спасли его от неизбежного коллапса.

В былые времена среди европейских негоциантов было традицией вести дела лишь с честными людьми и резко отвергать даже самые выгодные предложения, исходящие от подозрительных контрагентов. Мировая война привела к достойной сожаления трансформации деловой этики, ибо сегодня коммерческий мир не колеблясь предоставляет моральный и финансовый кредит банде грабителей и насильников. В тот день, когда Европа осознает свою роковую ошибку и радикально изменит свою политику в отношении советской России, власть, которую большевики утвердили над более чем сотней миллионов человеческих душ, полностью рухнет.

И какие огромные возможности для Европы принесёт с собой конец советской системы! Лишь тогда Россия пробудится к новой жизни и усилиям и наверстает всё то, что она упустила под гнётом Красного террора. Предстоит заново выстраивать бессмысленно разрушенные торговлю и производства, и ради этой цели потребуются не только европейские товары, но также и европейские мозги, чтобы компенсировать недостаток работников интеллектуального труда.

Ведь в России сегодня нет ни инженеров, ни купцов, ни технических управляющих, ни администраторов, которые бы по-настоящему владели своим ремеслом. Старые кадры были по большей части уничтожены или умерли от голода, а их заместители, выученные в советских школах, по европейским меркам полные невежды. Следовательно, после падения большевизма, Россия будет являть собой по сути обширную колонию, ждущую пионеров европейской и американской культуры. Пусть Запад учтёт эти соображения и определит в соответствии с ними своё отношение к большевизму!
Tags: история, литература, совтапо
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments