Сергей Сергеевич Каринский (enzel) wrote,
Сергей Сергеевич Каринский
enzel

Categories:
О НАРОДЕ

В последнее время в более стоящей, т.е. думающей и культурной, части русской блогосферы участились размышления на тему народа – почему он столь некультурен, пассивен, лоялен до неприличия самой неприличной власти. Это старая тема, и малоутешительная, надо заметить. Ниже – пример её постановки, имевший место в середине 1920-х, в самый разгар нэпа. Это фрагмент из книги В.Шульгина «Три столицы» (Берлин, 1927), в котором автор, нелегально (как он считает) приехавший в Совдепию, беседует с одним из принимающих его «контрабандистов» (в действительности, завербованным ГПУ бывшим прокурором).

«- За что мы вас ругаем? Позвольте в таком случае уточнить, кто это такое вы. Вы – это весь русский народ, который не эмигрировал, который остался... Который после всех потерь всё-таки насчитывает сто миллионов с десяточками миллионов же. Вот этот русский народ мы подразумеваем, когда говорим «вы». Мы его ругаем за то, что он безмолвствует, за то, что он покорился, за то, что он не борется. До нас доходят сведения, что будто бы весь народ ненавидит свою власть. Если бы это имело место в Англии, Франции, Германии, Италии и даже в маленьких государствах Европы, такая власть не усидела бы и трёх дней. В России же всеми ненавидимая власть преблагополучно сидит годы. Как это понимать? Или же это неправда то, что нам говорят, и всеобщей ненависти нет...

- Нет, это правда. Если не считать самих коммунистов, которых нет и процента, то всё остальное эту власть ненавидит...

- Ну, а если это так, если это правда, то, значит, народ сей никчёмный. За это мы его и ругаем. Как? Без конца сидеть в этом позорном рабстве и не шевельнуть пальцем для своего освобождения! Мы белые, мы хотя и плохо, захлебнувшись в своих собственных недостатках, мы всё же боролись. И потому, если хотите, мы имеем некоторое моральное право ругать тех, кто не борется. По крайней мере я хочу сказать, что ещё недавно именно такой была эмиграционная точка зрения. Конечно, люди более тонкие, более вдумчивые, приводят всякие смягчающие обстоятельства. Они говорят о том, что англичане, французы, немцы, такие, какие они сейчас есть, суть продукт долголетнего самоуправления, привычки к ответственности за свою родину, за свои государственные и политические дела. У нас же население совершенно не было к этому приучено, всё делалось на верхах. А потому, как требовать от масс гражданственности? Она не является в течение нескольких лет, а воспитывается веками. Это, конечно, так, но всё же факт остаётся фактом. В этом народе, пусть привыкшем, что всё за него делает начальство, всё же, когда старое начальство слетело и когда новое начальство оскорбило его в самых его лучших чувствах, нашлась некоторая группа, которая не стерпела оскорблений и взялась за оружие. Эта группа были мы, белые... Но с тех пор, как мы ушли, по-видимому, всё, что способно было оскорбляться, возмущаться и действовать, исчерпано, а то, что осталось, покорствует. Вот за это мы вас и ругаем...» (В.Шульгин. Три столицы. М., 1991. Сс. 58-59. - http://imwerden.de/cat/modules.php?name=books&pa=showbook&pid=1169)
Tags: contra sovok, идеология, история, литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 79 comments