Сергей Сергеевич Каринский (enzel) wrote,
Сергей Сергеевич Каринский
enzel

Categories:
О ВОСПОМИНАНИЯХ Ю.И.ЛОДЫЖЕНСКОГО

Начну с того прискорбного, вопиющего, но и симптоматичного факта, что в русской Википедии нет статей ни о Ю.И.Лодыженском, ни о Т.Обере, ни о «Международном антикоммунистическом соглашении» («Лиге Обера»). Это очень досадный информационный пробел. К счастью, в 2007 г. издательством «Айрис-пресс» тиражом 1500 экз. была выпущена книга воспоминаний Ю.И.Лодыженского «От Красного Креста к борьбе с коммунистическим Интернационалом», объединившая под своей обложкой две его книги: «Из записок военного врача эпохи второго российского «Смутного времени» и «Международное антикоммунистическое движение». Первая из них обнимает временной период 1907-1925 гг., вторая – 1924-1950 гг.

Поэтому необходимо сказать хотя бы несколько слов о самом их авторе. Юрий Ильич Лодыженский (1888-1977) – выходец из старой дворянской служилой семьи, родом из Тверской губ. Лодыженские – фамилия известная, её носили многие военные и штатские деятели, никто из которых, однако, не достиг очень больших высот и широкой известности на своём поприще. Юрий Лодыженский окончил немецкую гимназию св. Анны в Петербурге (известную «Анненшуле»), затем Военно-медицинскую Академию (1912), служил в медицинских учреждениях Петербурга, участвовал в Великой войне сначала в качестве полкового врача, потом начальника лазарета им. Вел. кн. Михаила Александровича в Киеве, где его и застала вторая русская Смута. Он оставался в Киеве во главе офицерского госпиталя при всех сменявших друг друга режимах вплоть до освобождения Киева добровольцами летом 1919 г. Ю.Лодыженский был свидетелем обеих волн красного террора, спасая от него потенциальных жертв и лишь каким-то чудом не став одной из них. Далее он проделал путь до Новороссийска, эвакуировался в Крым, откуда отбыл со служебной миссией за границу, после чего вернулся и окончательно покинул Россию уже с армией ген. Врангеля.

В эмиграции Ю.Лодыженский стал активным деятелем Российского Общества Красного Креста (РОКК), принимал участие в выработке и осуществлении программ гуманитарной помощи русским эмигрантам и голодающим в России под эгидой Лиги Наций, Красного Креста и других международных организаций. Занимаясь этой работой, он пришёл к выводу о необходимости создания специальной международной организации для противодействия мировой экспансии большевизма, опасность которой явно недооценивалась в послевоенной Европе. В этом же направлении его подтолкнул и знаменитый судебный процесс в Лозанне в ноябре 1923 г. по делу об убийстве советского полпреда В.В.Воровского белым офицером русским швейцарцем М.Конради при косвенном участии А.П.Полунина, другого офицера и сослуживца Лодыженского по Красному Кресту.

Защитником Полунина на этом процессе выступил женевский адвокат Теодор Обер (Th. Aubert, 1879-1963), подошедший к своей задаче с позиций предъявления обвинения советскому коммунизму. Его тщательно подготовленная, при большом участии Лодыженского и других русских эмигрантов, девятичасовая речь сыграла основную роль в вынесении оправдательного приговора обоим обвиняемым, а его самого сделала одним из ведущих экспертов по коммунизму и большевизму. И вполне закономерно, что именно Т.Оберу, по окончании процесса, Ю.Лодыженский и предложил свой проект создания «Международного антикоммунистического соглашения». Тут стоит задержаться и посмотреть на реакцию на это предложение женевского адвоката:

«Ответил он не сразу, задумался, а потом сказал каким-то совершенно особенным тоном: «Милый доктор, Вы, кажется, совершенно не отдаёте себе отчёта в значении того, что Вы мне предлагаете. Понимаете ли Вы, что, если я возьмусь за это дело, я буду вынужден в корне изменить свою жизнь. Вероятно, оставить свою карьеру адвоката, которую я люблю и которая обеспечивает благосостояние моей семьи. Вообще, это ОГРОМНОЕ ДЕЛО, чреватое многими трудностями и которому нужно отдаться всецело, если желать добиться ощутительных результатов. Я должен в течение трёх дней всё это обдумать, и только тогда я дам Вам ответ».<...> В указанный срок Обер меня вызвал и сказал, что, взвесив все возможности, он решил, что совесть не позволяет ему уклониться от дела, которое, так же, как я, он считает не только нужным, но и необходимым. Помимо сего, будучи принципиальным противником террористических актов, он полагает нужным указать противникам коммунизма пути борьбы в рамках права и порядка». (Ук. соч., с. 261.)

Таким образом, в марте 1924 г. в Женеве была учреждена организация под названием «Международное антикоммунистическое соглашение» (EIA), просуществовавшая до ноября 1950 г. Т.Обер стал её председателем, а Ю.Лодыженский - генеральным секретарём. Пересказывать содержание всей её многообразной и во многом результативной деятельности не представляется возможным. Главным своим врагом Соглашение (известное в русской эмиграции как «Лига Обера») считало III Интернационал со всеми его филиалами и ответвлениями, при чётком понимании того, что это всего лишь инструмент в руках советского коммунистического режима. Поэтому во главу угла был поставлен сбор максимально полной и достоверной информации о структуре и деятельности "Коминтерна", его планах и методах с последующим приданием её гласности и, в особенности, доведением её до заинтересованных, политически влиятельных и правительственных кругов разных стран-участниц, в которых открывались национальные бюро Соглашения (зачастую ими становились уже существовавшие местные антикоммунистические и патриотические центры). Число этих стран постепенно росло, контакты расширялись, что позволяло добывать средства, на которые организация могла существовать и развиваться. Каждый год в каком-либо из крупных европейских городов, но чаще в Женеве, устраивалась международная конференция Соглашения.

К работе центрального, женевского, бюро уже на начальном этапе были привлечены видные представители местного патрициата, в частности адвокат Жак Ле Форт, происходивший из рода Франца Ле Форта, знаменитого сподвижника Петра Великого. Также и в своих контактах с представителями других стран руководство Соглашения делало ставку на лиц с положением и связями, как правило, принадлежавших к традиционным элитам: аристократической, буржуазно-патрицианской, военной и церковной среде - что, по словам Лодыженского, "позволяло невидно оказывать значительное влияние". Но этот основной метод работы отнюдь не исключал и широкой противокоммунистической пропаганды, насколько она вообще была возможна для частной организации, каковой было Соглашение.

Раскрывание глаз мировой общественности на суть советского коммунизма и побуждение к активному сопротивлению ему было важнейшей задачей Соглашения. Под влиянием его деятельности в ряде стран Европы в межвоенный период были запрещены коммунистические партии и были приняты иные меры противодействия коммунистической экспансии, идущей из СССР. Для ведения научно-аналитической работы при Соглашении был создан специальный "Антимарксистский институт", появились и другие вспомогательные структуры. Так, в 1933 г. Ю.Лодыженский, совместно с рядом религиозных деятелей, основал и возглавил межконфессиональную христианскую комиссию "Pro Deo", главной задачей которой было привлечение внимания общественных, религиозных и политических кругов к антихристианской сущности коммунизма/большевизма и гонениям христиан в СССР и других странах крайне-левой ориентации (как пример см. http://jan-pirx.livejournal.com/94112.html).

Говоря о тогдашнем либеральном общественном мнении, Ю.Лодыженский замечает: «Будучи в эпоху, о которой идёт речь, весьма плохо осведомлёнными о сущности ленинского коммунизма, его целях и методах, они по большей части не могли достаточно осознать, что сам факт исповедания ленинизма и включения себя в любую коммунистическую организацию уже заключает в себе начало исполнения преступных намерений и действий, клонящихся не только к разрушению существующих демократических режимов, но и к установлению режимов тоталитарных, и притом не временных, а окончательных и отрицающих принципиально права человека и гражданина». (Ук. соч., с. 309.) Это единственно правильный подход по отношению к коммунистическим организациям. Если идеологию как таковую запретить нельзя, то организации и пропаганду – можно и нужно, не вдаваясь при этом ни в какие дискуссии с их защитниками, просто по факту их приверженности коммунистической доктрине в любой её разновидности.

Это только беглый экскурс в обширную тему, без попытки дать её систематическое изложение – эту поистине инсайдерскую книгу надо читать. К каким-то отдельным, наиболее ярким эпизодам я, возможно, ещё вернусь. Скажу ещё только несколько слов о самом Ю.И.Лодыженском. Во время Второй мировой войны (называемой им Второй великой) он находился в Швейцарии, которую покинул лишь после прекращения деятельности организации в 1950 г. Некоторое время после этого он состоял секретарём Великого князя Владимира Кирилловича в Мадриде, а оттуда перебрался в Бразилию, куда раньше уже переехали из Швейцарии два его сына с семьями и дочь. Там, в Сан-Паулу, он и провёл остаток своей жизни, написав интереснейшие воспоминания и продолжая оставаться активистом антикоммунистической и антисоветской борьбы уже в этой стране. Теодор Обер скончался в 1963 г. в Женеве на 85-м году жизни. Его жизненным кредо был лозунг Вильгельма Оранского: "Не дожидаясь успеха, настойчиво продолжать начатое".

P.S. Интервью с Ю.Ю.Лодыженским, сыном Ю.И.Лодыженского, в связи с выходом этой книги воспоминаний: http://petr-vrangel.narod.ru/index.files/lod.htm.
Tags: антикоммунизм, идеология, история, литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments