Сергей Сергеевич Каринский (enzel) wrote,
Сергей Сергеевич Каринский
enzel

Categories:
РЕТРОСПЕКТИВНОЕ

Когда был жив ссср, и жившие в нем люди думали, что он вечен (или не думали, а просто жили своими частными жизнями, не глядя по сторонам, для чего и возможностей-то не было), урон, нанесенный России, не был столь очевиден, поскольку ссср находился вне исторического потока и, следовательно, вне сравнения. Считалось, что это такая особая территория, хорошо охраняемая, экспериментальная строительная площадка. Выпадение из истории если и ощущалось, то скорее в позитивном ключе, как выход на новый путь. Куда он ведет, пойдут ли по нему другие - не столь уж и важно, главное, что мы уже не с теми, кто там, за забором, и НИКОГДА уже там не окажемся. Такое мироощущение, каким бы идиотски наивным оно сейчас ни казалось, было удобным наркотиком и анастетиком, позволявшим жить после Катастрофы, не осознавая всей чудовищности ее последствий.

Горбачевская "перестройка" c ее лозунгами "общечеловеческих ценностей" и "общеевропейского дома" создала иллюзию легкой возможности снова вернуться в историю, быстро стать "как все". Эта иллюзия была возможна именно вследствие отсутствия в общественном сознании адекватных представлений о случившемся с Россией в ХХ веке. Под бодрую болтовню Горбачева люди начали заглядывать за забор (в основном сквозь дырки в нем), уже собираясь переступить порог этого самого "дома", в наивной уверенности, что они тоже умеют плавать и уж точно - не хуже других.

В первые годы ельцинского правления еще сохранялась надежда, что "всё поправимо", что мы хоть и "отстали", "потеряли время", но вполне можем "наверстать упущенное", надо только принимать правильные лекарства и слушаться компетентных докторов. Но уже к середине 90-х стало ясно, что "лечение" не дает результатов, что есть нечто, где-то в глубине - неназываемое, но ощущаемое,- что мешает нам начать новую, правильную и хорошую жизнь, "как у людей".

Сейчас, когда режим путинской "РФ" вполне отвердел, и уже есть довольно продолжительный опыт вновь обретенного присутствия в истории, дающий достаточный материал для сравнений, все стало окончательно ясно. Стала до боли очевидной степень нашей деформированности и ущербности как национально-общественного организма. Оказалось, что у нас нет ряда важнейших атрибутов, без которых нет первоклассной, по праву уважаемой другими и уважающей себя страны, что общественная ткань невероятно деградировала: в ней отсутствуют ключевые элементы, институты и структуры, без которых страна просто не может достойно существовать в историческом мире - свободном, открытом, конкурентном, требующем умных и ответственных решений. (То, что у нас всё "как бы есть", уже не срабатывает. Фальшь, самозванство, несостоятельность и неэффективность всего советского уже слишком явны.)

Да, мы снова вошли в историю, но новичками и дикарями - без вековых традиций и долго и трудно зарабатываемой репутации, без уважаемых лидеров, без надежных знаний о мире и критической оценки возможностей - своих и чужих. То место, которое было когда-то у России, давно занято другими, исторической брони не существует. Наступило или уже наступает жестокое отрезвление, которое - хочется надеяться - наконец-то заставит нас пристально и спокойно взглянуть на самих себя и начать трудный процесс национального самоосознания. Мы должны понять, что с нами случилось, кто мы теперь, и как нам жить*).
___________________________________________________
*)Понятно, что есть как минимум две возможности:
1) удовлетвориться состоянием "РФ", т.е. окончательно зафиксировать свой советско-бразильский статус "молодой российской демократии"; 2) попытаться преодолеть последствия советского провала и срастить разорванное историческое пространство России. Разумеется, это лишь крайние и схематично обозначенные варианты, не исключены и какие-то промежуточные формы. Но в любом случае, решение должно быть четким, продуманным и осознанным (т.е. учитывающим главные pro et contra), и принятым с помощью определенной процедуры народного волеизъявления. Но чтобы подобное обсуждение было не очередным политтехнологическим жульничеством, ему должна предшествовать мощная просветительская кампания, ориентированная на разные аудитории и слои общества, целью которой было бы информирование людей о реальных характеристиках уничтоженной Империи, ее государственной организации, общественной жизни, ее сословиях и человеческих типах. (Нечто подобное тому, что сделал Д.Галковский применительно лишь к военным министрам в своей статье "Генерал-фельдфебель", или тому, что регулярно делал в своем блоге историк С.Волков.) Вот когда люди будут обладать достоверными знаниями о том, что такое был русский чиновник, военный, ученый, учитель, предприниматель, торговец, рабочий, мастеровой, крестьянин и сравнит это с тем, что получилось на выходе из советской эпохи, тогда и можно будет по-честному подвести черту и сказать, к примеру: "Не жалко эту лапотную Расею. Правильно сгинула. Советская власть дала нам всеобщее среднее образование, победила в войне и запустила человека в космос". Или: "Эх, жалко конечно, но что делать, прошлого не вернешь, будем жить дальше, как умеем. Да и советская власть тоже не без достоинств". Или: "Да, наломали мы тогда дров, от себя же и отреклись. А нельзя ли как-нибудь того, поправить..." Вот если маятник общественного настроения качнется к третьему (что, конечно, маловероятно, но все ж), можно будет вести разговор дальше и нащупывать способы "поправить" положение. Скорее всего, путь здесь может быть аналогичным петровской европеизации, с тем выгодным для нас сегодняшних отличием, что это уже будет вторичная европеизация, использующая сохранившиеся где-то в глубинах национального подсознания старые колеи, т.е. "припоминающая европеизация".
Tags: contra sovok, метаистория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments