Сергей Сергеевич Каринский (enzel) wrote,
Сергей Сергеевич Каринский
enzel

Categories:
ДНЕВНИК ПОЛИТИКА: ПИСЬМО ИЗ СОВДЕПИИ

В 2004 г. в издательстве «Русский путь» совместно с «Ymca-Press» вышел увесистый синий том под названием «Дневник политика», куда вошли немногим менее полутысячи статей, написанных и напечатанных П.Б.Струве в течение 1925-1935 гг. в различных, как тогда ещё говорили, повременных изданиях Русского Зарубежья, но главным образом в редактируемых им газетах «Возрождение» и «Россия и славянство».

П.Б.Струве (1870-1944) проделал большую эволюцию как политик – от «легального марксизма» и знакомства с В.И.Ульяновым (Лениным) в 1890-х годах до роли одного из активных участников Белого движения, сподвижника бар. П.Н.Врангеля, организатора Зарубежного съезда 1926 г., защитника идеи русского великодержавия, монархиста и либерального консерватора. Его печатная полемика с другим столпом русской эмиграции, редактором «Последних новостей» П.Н.Милюковым, определяла содержание идеологии Русского Зарубежья в самый политически активный период его существования.

К характеристике взглядов П.Б.Струве и его высказываниям мы будем ещё не раз возвращаться по мере продвижения по «Дневнику политика». Сегодня – выдержки из письма из Внутренней России (ещё одно тогдашнее выражение), полученного редакцией «Возрождения» и напечатанного на его страницах с комментариями гл. редактора 18 августа 1925 г.

«В общем, в России положение чрезвычайно тягостное. Само слово «Россия» изгнано из обихода. Морально положение невыразимо хуже, чем когда бы то ни было. Основной принцип политики – русофобство, и это не скрывается. Население терроризировано. Остатки интеллигенции вынуждены к молчанию. Часть интеллигенции не только служит у большевиков, что естественно, но и прислуживается к большевикам. Одно общее желание, чтобы был какой-нибудь законный modus vivendi, а не только революционное усмотрение. Ненависть к большевикам огромная, но и только. Пассивность же огромная. <…>

Общий вывод для нас, проживших все годы революции в России: страна не прежняя, все люди изменились. Население более зрело, чем раньше. Оно не хочет большевиков, но оно не хочет и старого порядка. Старые формулы ему не нужны. Оно добивается, - конечно, пассивно – своего правопорядка, и из всего переживаемого и пережитого, действительно, вылезет что-то новое. Для нас, оставшихся, одно важно: поскольку это возможно, поддерживать национальное самосознание – оно у русских людей приходит в последнюю очередь, и с ним борется советское правительство и разные народности, на которые это правительство опирается... При этих условиях жить и работать тяжко и единственное, что возможно, это – воспитание и поддержка национального духа.<…> Один ещё, пожалуй, пункт: это – ужасное воспитание и попытка отрыва детей от родителей и старание не допустить «буржуазных» детей ни к какому учению».

П.Струве так резюмирует содержание письма: «Письмо это есть единичное свидетельское показание, субъективное, как все такие показания. Но в нём есть элементы, имеющие общее и объективное значение. Эти элементы суть – утверждение национализма, во-первых, и «буржуазного строя», основанного на собственности, во-вторых, т.е. именно утверждение идей «отечества» и «собственности». (П.Б.Струве. Дневник политика. М., 2004. Сс. 50-51.)
Tags: идеология, история, эмиграция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 51 comments