Сергей Сергеевич Каринский (enzel) wrote,
Сергей Сергеевич Каринский
enzel

Category:
ДНЕВНИК ПОЛИТИКА: АЛЕКСАНДР I И НИКОЛАЙ II

С минимальными сокращениями воспроизвожу статью П.Б.Струве «Александр I Благословенный и Николай II Замученный», напечатанную в связи со столетием смерти первого в № 31 «Возрождения» от 3 декабря 1925 г.

«Меня всегда поражало огромное духовное сходство в некоторых чертах между Александром I и Николаем II. Только в Николае II все размеры Александра I сокращены, так сказать, ускромнены.

Александр I был блестяще одарённый человек. Прежде всего лично – это был великий очарователь, настоящий charmeur. Затем, это был полный исторического честолюбия монарх. Но в нём был двоякого рода мистицизм: мистическая вера в своё царственное призвание и какая-то личная, в душевных глубинах укоренённая удалённость от этого своего земного призвания, доходившая почти до враждебности.

Те же черты – в его правнуке. Пора бросить пошлые и глупые речи о какой-то «ограниченности» и «бездарности» Николая II. Это был в некоторых отношениях незаурядно одарённый человек, с исключительной памятью, с царственным искусством – обращения с отдельными людьми. Но в то же время его мистицизм – так же и даже больше, чем мистицизм Александра I, - отвращал царя от его царственного призвания. Александр I хотел отречься, но никогда не сделал бы этого легко, и непременно – с глубоким мистическим покорством какой-то высшей силе. И так же сделал это Николай II.

Переходя от этой высшей и в то же время глубинной мистической основы, общей обоим царям, к более земным и тривиальным чертам, мы опять-таки находим разительное и жуткое сходство.

Александр I был недоверчив и подозрителен. И эта недоверчивость в сочетании с какой-то обаятельной мягкостью создавала тот душевный облик благословенного царя, который дал и даёт до сих пор повод и основание – видеть в нём лицемера, почти коварного. Потрясающая история опалы и ссылки великого государственного деятеля Сперанского, быть может, прямо спасённого от казни учёным творцом Дерптского университета Парротом, навсегда пронизана густым туманом, источник которого в этом трагическом смешении широты и открытости духа царя с его узостью и замкнутостью, царственного полёта с мелкой подозрительностью.

И разве судьба Витте, человека, государственный разум которого разителен именно на фоне его морально низменной фигуры, и разве трагические борения Столыпина, который прозревал неизбежные формы новой России и готов был железной рукой пролагать им путь, не являются какими-то современными психологическими «миниатюрами» трагедии Сперанского?! И Витте, и Столыпин в формах ежедневно-банальных как-то испили горькую чашу Сперанского.

У Александра I был Аракчеев. Царствование Николая II не знало Аракчеевых. Но Александровский Аракчеев страшен был не только и не столько своими реальными чертами, сколько тем, что этот образ «без лести преданного» топорного не временщика, а слуги тончайшего царя вырос в злую и зловещую легенду. И тут опять-таки огромное сходство с той трагедией, которую пережили мы.

Совершенно независимо от реальных черт Распутина, ядовитой и ядовито-страшной оказалась легенда, раздувшая этот образ в какое-то политическое страшилище, ставшее понятным и в то же время отвратным народному уму и чувству.

И, наконец, разве легендой не проводили в могилу обоих царей, и благословенного, и замученного? Разве легенда не воскресила Александра I в образе старца Фёдора Кузьмича? И разве сейчас в наивно верующих душах и там, во Внутренней России, и здесь, за рубежом, не живёт легенда о том, что Николай II не убит, а жив?

От этих черт личного сходства невольно мысль переносится к известному сходству той обстановки, в которую вдвинуты были эти личности.

И при Александре I, и при Николае II Россия была на высоте внешнего могущества и внутреннего процветания. И при том, и при другом она была вовлечена в роковую внешнюю борьбу, в мировую войну. Но, в то время как Россия Александра I перед лицом внешнего врага оказалась целокупным и неодолимым гранитом, Россия Николая II, разложенная ядом международной крамолы, распалась. Почему так случилось?

Тут есть одно объяснение, на мой взгляд, окончательное и исчерпывающее. И внутреннее низвержение власти, и внешнее поражение всегда обусловливаются не только силой нападения, но и силой сопротивления. А сила сопротивления определяется правильной оценкой сил своих и чужих. Александр I победил Наполеона I мерой и умеренностью. В этой титанической борьбе русский царь никогда не был не то что опьянён, но даже усыплён чувством своего могущества.

В царствование Николая II русская власть слишком беспечно верила в свою силу и крепость. А те элементы страны, которые, наоборот, не веря в крепость власти, ждали и желали революции, упорно-беспечно думали, что революция, низвергнув власть, очень скоро и легко создаст ей лучшую замену и укрепит страну. И власть, и государственные элементы, боровшиеся с ней, были донельзя беспечны. Эта беспечность погубила Россию. А внешний враг, и в образе ведших против России войну государств, и в образе международной крамолы, подстерегали нашу беспечность.

Мы прежде всего должны излечиться от беспечности и её спутников – самоуверенности и верхоглядства, переоценки наших сил и недооценки сил наших врагов». (Дневник политика. Сс. 73-75.)

Должен заметить в порядке комментария к заключительным словам П.Б.Струве, что теперь чего-чего, а «переоценки наших сил и недооценки сил наших врагов» нет и в помине. Скорее, налицо уже другая крайность – полное неверие в собственные силы и приписывание какой-то необоримой мощи супостату, который предстаёт в виде этакого неуязвимого сверх-умного и коварного спрута, надёжно опутавшего своими щупальцами бывшую Россию и всецело подчинившего её своей власти, так что и пальцем пошевельнуть без его, спрута этого, согласия невозможно. Ничего иного и не остаётся, как годить и обустраивать потихоньку частную жизнь, насколько сие вообще возможно под спрутом.
Tags: история, метаистория, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments