Сергей Сергеевич Каринский (enzel) wrote,
Сергей Сергеевич Каринский
enzel

Categories:
«НЕСЛЫХАННО ТЕРПЕЛИВАЯ СТРАНА»

Так назвала Е.Д.Кускова в 1927 г. Советскую (Подсоветскую, Подъярёмную, Внутреннюю) Россию, иначе – Совдепию, Советию, Большевизию, Триэсэрию. Но разумела она при этом, конечно, русский – тогда ещё – народ, продолжавший в течение десяти уже лет существовать под серпом и молотом, т.е. в подсоветском положении.

А какие были прецеденты, ориентируясь на которые можно было ожидать чего-то иного? Крестьянские и военные бунты и смута «первой революции», солдатский бунт в Петрограде в феврале 1917 г.? Как-то и неловко вспоминать об этом – настолько основания и условия для бунта при старом режиме были иные, чем впоследствии при товарищах.

А собственно при большевиках? Да, уже в 1918 г. начались крестьянские – и не только – вооружённые выступления по местам.* Подавлялись с примерной жестокостью. Кронштадтский матросский бунт и Тамбовское восстание 1920-21 гг. – самые, пожалуй, яркие и масштабные выступления, последнее – настоящая крестьянская война – подавлено с примерной жестокостью всеми имевшимися у РККА средствами, вплоть до удушливых газов.

И потом, уже в «коллективизацию», что-то вспыхивало, то тут, то там, но решительно гасилось, не приобретая характера массового и по-настоящему угрожающего соввласти выступления.

Начало германо-советской войны объективно давало великий шанс. Но всё кончилось известным выступлением И.В.Джугашвили (Сталина) в 1945 г., в котором тот издевательски соглашался с оценкой г-жи Кусковой: "Однако русский народ верил, терпел, выжидал и надеялся, что мы все-таки с событиями справимся". (В скобках заметим, что "чудесный грузин", видимо, в силу своей принадлежности к Российской Империи, т.е. к Русскому Государству, всё-таки мог говорить о русском народе как о "наиболее выдающейся нации из всех наций, входящих в состав Советского Союза", как о "руководящем народе". Сегодняшнему "нацлидеру" стоило бы задуматься над этой трактовкой его кавказским предшественником и учителем "русского вопроса". Кавказец-то был явно более русский, чем его советский продолжатель.)

А в послевоенное время? Восстания в лагерях, самое известное – Кенгирское (1954). Подавлено при помощи танков. Новочеркасская забастовка (1962) – не бунт – закончилась вводом в город танков и пулемётной стрельбой.

Дальше, что можно сходу назвать, это уже октябрь 1993 г., при другом режиме, в совсем других уже условиях, которые в смысле свободы действий были ближе к досоветским, чем к советским.

Вот, пожалуй, и вся хроника заметной, оставившей исторический след вооружённой борьбы. Наверное, что-то было ещё – я не беру национальные окраины, там вопрос особый. Я – про русский/советский народ речь веду.

В общем и целом – более чем скромно и почти не вселяет надежд на некий подобный исход. Г-жа Кускова была вполне точна в своей характеристике.

*) Саму противобольшевицкую (Гражданскую) войну, т.е. Белую борьбу, я тут не рассматриваю намеренно, это статья особая. Строго говоря, вся честь и слава русского народа - у неё.
Tags: contra sovok, invectiva, история, политика, социология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments