Сергей Сергеевич Каринский (enzel) wrote,
Сергей Сергеевич Каринский
enzel

Category:
ШКОЛЯРЫ

Какое-то время назад я печатал извлечения из воспоминаний моего деда со стороны отца, относившиеся к его учёбе в Московском ун-те (см.: http://enzel.livejournal.com/214687.html). В той же тетрадке имелся и довольно любопытный фрагмент, описывавший его ранние гимназические годы. Тогда я его опустил, как не относящийся к теме, а сейчас приведу – как иллюстрацию нравов эпохи конца Империи. Таких воспоминаний кто только не оставлял, но пусть будет ещё один кусочек мозаики.

Мой дед поступил в 4-ю Московскую гимназию осенью 1915 г. Гимназия эта располагалась в Апкраксинском дворце-«комоде» на Покровке: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%BE%D0%BC_%D0%90%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%BA%D1%81%D0%B8%D0%BD%D1%8B%D1%85_%E2%80%94_%D0%A2%D1%80%D1%83%D0%B1%D0%B5%D1%86%D0%BA%D0%B8%D1%85. Описываемые события относятся к периоду 1915-17 гг.


Дед (слева), его сестра и брат, а также бонна, К.Г.Гмызина, в последние предвоенные годы, т.е. до поступления в гимназию.

«В третьем классе как-то вообще все ученики ближе сошлись друг с другом, и класс стал дружнее, шумнее и шаловливее. На уроках особо инертных преподавателей проделывались невероятные вещи. Например, ученик нашего класса Федотов (случай был ещё в первом классе) на уроке русского языка (а этот предмет преподавал у нас 80-летний старец) выходил незаметно за спиной учителя, снимал башмаки, брюки и размахивал ими, под гомерический хохот учеников. Позднее Федотов был исключён из гимназии за подобные проделки. Затем, это уже было в третьем классе на уроках природоведения, – как правило, класс начинал петь, причём по традиции затягивали одну и ту же песню: «Во ку, во кузнице...» - причём когда преподаватель подбегал к одному ряду, песню подхватывали в другом, противоположном ряду. Кроме того, занимались тем, что, свернув клеёнку жгутом, перебрасывались через весь класс во время урока и т.п. Наконец, додумались до того, что перед началом занятий – в те дни, когда предполагались классные работы – ученики приносили серу и жгли её в классе с целью сорвать занятия. Влияния классного наставника оказалось мало – расшалившихся учеников трудно было остановить, к моменту Февральской революции дисциплина в классе совсем упала.

Помню, что у нас в гимназии был так называемый классный надзиратель по имени Трифон Ильич, человек с большой головой, очень флегматичный и простой. Так, ему ученики всех классов не давали проходу – как увидят его, так начинают запевать хором куплеты: «Как у Трифона Ильича – голова из кирпича...» Каждому учителю было дано, как водится, прозвище: историк был «бублик», математик – «селёдка», инспектор – «блаженный» и т.д. Единственным, кажется, авторитетом был в гимназии директор Веригин, при приближении которого наступала мёртвая тишина. Помню, что директор вызвал меня к себе в кабинет и требовал, как «от интеллигентного и сознательного человека», чтобы я сообщил ему, кто является основным зачинщиком шалостей в нашем классе – но так ничего и не добился. Боялись ещё ученики учителя гимнастики, не то латыша, не то чеха, который был действительно свиреп и ввёл в систему провинившихся, по его мнению, учеников, не справляющихся с гимнастическими заданиями – щёлкать двумя пальцами по губам. Ученики ходили жаловаться на него директору, но из этого ничего не вышло, он своей манеры так и не оставил. Учителя у нас менялись очень часто, качество занятий, и так невысокое, от этого ещё больше страдало.

Кроме классного наставника Николая Владимировича был у нас ещё один преподаватель-либерал, это Пётр Фёдорович, учитель рисования и чистописания, ученики говорили про него, что он сильно пьёт – на уроках он был всегда очень благодушно настроен, всегда рассказывал какие-нибудь истории (любимая история – про «Стёпку-растрёпку»), его ученики жалели и на его уроках не безобразничали».


Наспех окончив 3-й класс весной 1918 г., дед покинул 4-ю гимназию и Москву и вместе с матерью, сестрой и братом и отправился на Восток, сначала в Уфимскую губ. «на кумыс», потом, с началом военных действий в тех местах, дальше, за Урал, пока в конце концов они не осели в Омске, где и прожили до глубокой осени 1920 г., после чего вернулись в Москву.


4-я гимназия в начале ХХ в. (http://www.youtube.com/watch?v=qKjaq1vqZwQ&list=PLLHjKKyQ4OaT4HRvCJ98Umfv9T1iFb0ov&index=9). О других московских гимназиях см.: http://enzel.livejournal.com/302986.html.
Tags: imperium rossicum, история, семейный архив
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments