Сергей Сергеевич Каринский (enzel) wrote,
Сергей Сергеевич Каринский
enzel

Categories:
ВОПРОСЫ ПУТИНИЗМА

Социолог И.Эйдман, довольно заметная фигура в космополитично-либеральном (новиопском, в известной терминологии) лагере, постоянный автор сайта Каспаров.ру, написал программный текст под названием Что такое путинизм - http://www.kasparov.ru.3s3s.org/material.php?id=53E0B2745B538. Текст любопытен, но с большими дефектами, связанными с его идеологическим истоком. Я решил процитировать весь этот документ, снабдив его собственными комментариями после каждого абзаца. Структура и подзаголовки – авторские.

Путинизм – комплекс практики и идеологии авторитарного режима Путина, опирающегося на коррумпированную чиновничью олигархию, во многих аспектах близкого к фашистской диктатуре (агрессивная, аннексионистская внешняя политика, господство государственно-монополистического капитала в экономике, силовых структур в управлении, шовинизма и традиционализма в тотальной государственной пропаганде).

Оставляя в стороне очевидно сакраментальный вопрос о «фашистской диктатуре», посмотрим на расширение в скобках. «Агрессивная, аннексионистская внешняя политика» - да уж, куда там! Едва-едва по советскому прецеденту перебросили назад Крым и что-то там неофициально шуруют в Донбассе. «Господство государственно-монополитического капитала в экономике» - похоже. «Силовых структур в управлении» - назвать КГБ почему-то трудно. «Шовинизма и традиционализма в тотальной государственной пропаганде» - разве что, с уточнением: советского шовинизма и традиционализма.

I. Идеология путинизма

За время правления Путина в стране сформировалась господствующая идеология, поддерживаемая государственными социальными институтами: СМИ, школой и т.д. Эта идеология носит правоконсервативный характер и близка к фашистской. Ее основные элементы: шовинизм, клерикализм, ксенофобия. Идеологии путинизма присущ имперский реваншизм, культ сильного агрессивного государства. Путинизм включает идею русского мира, в котором господствует Россия, предполагающую "собирание русских земель", т.е. возможность аннексии территорий, где проживают русские. Важнейшие элементы этой идеологии - агрессивное антизападничество, антиамериканизм, антилиберализм.

«Правоконсервативный характер и близка к фашистской». Тут уж: либо – либо. В действительности, она не носит правоконсервативного характера, а является отчётливо левоконсервативной, рудиментарно социалистической (культ простого/советского человека) и крайне далека от фашизма с его националистическим началом.

«Шовинизм» - опять же исключительно советского разлива; «клерикализм» - пожалуй, но с оговоркой, что это советско-чекистсткий клерикализм, наследие сергианства и сталинской РПЦ МП; «ксенофобия» - да, но, опять же, это испытанный советский приём. Под «имперским реваншизмом» следует понимать советское имперство, тоску по СССР, который и является для путинистов эталоном «сильного государства». Идея «русского мира» есть не более чем идея восстановления СССР, а не России. При этом главным её инструментом выступает вовсе не мифическая «аннексия территорий, где проживают русские», а создание надгосударстваенных объединений, имитирующих СССР, отнюдь не покушающихся на территориальную целостность и внутреннюю политику суверений.

«Агрессивное антизападничество, антиамериканизм, антилиберализм» - безусловно, но последнее как раз отрицает правизну в экономике, соответствуя именно государственно-монополитическому, бюрократическому, этатистскому характеру экономических отношений.

Идеология путинизма апеллирует к православному фундаментализму, а также евразийским и геополитическим мифам о перманентном историческом противостоянии России и Запада. Особенно популярна теория заговора Запада (США, англосаксов, атлантической цивилизации) против России. Путинизму присущ культ авторитарного правителя – национального лидера. Важный элемент этой идеологии – союз государства и церкви, предусматривающий государственную поддержку религиозной пропаганды. С ним связана откровенная гомофобия, культ консервативных традиций и репрессивной сексуальной морали.

«Православный фундаментализм» - едва ли возможен в стране со считанными процентами живущих регулярной церковной жизнью. Псевдоправославный культ с явно языческими вкраплениями и обертонами (вовославие) – так было бы точнее, но преувеличивать его роль всё же не стоит. А вот насчёт евразийства, извечного противостояния России и Запада и «заговора» последнего – это правда, однако в этом комплексе нет ничего принципиально нового по сравнению с советской идеологией, начиная со сталинских, особенно же позднесталинских, времён. Культ авторитарного правителя – национального лидера имеет место, но с оговоркой, что это такой же «национальный лидер», каким был всё тот же Сталин, т.е. лидер интернациональной советской общности, а отнюдь не русского народа. Известный моральный фундаментализм наличествует, но он носит, скорее, репрессивный характер, а не охранительный, как свойственно настоящему консерватизму, ибо охранять-то по большому счёту нечего – всё давно разрушено и забыто.

Путинизм проповедует классовый мир и объединение всех социальных групп вокруг государства и национального лидера в борьбе с внешними и внутренними врагами (национал-предателями). В отличие от большинства других разновидностей фашизма, путинизм свободен от этнонационализма.

Очень существенное добавление, раскрывающее демагогически-популистский характер путинского вождизма-этатизма, а также указывающее на его коренное отличие от национализма/фашизма. Т.е., называя вещи своими именами, путинизм – это вовсе не русское идеологическое течение; традиционное русское начало им в действительности не только не используется, а подавляется, подменяясь пропагандистским советско-россиянским. Слово «русский» может появляться примерно так же, как в известных обращениях Сталина периода германо-советской войны – как мобилизующий и легитимирующий фактор в форс-мажорных обстоятельствах.

II. Практика путинизма

Политическая система

Имитационная демократия. Массовые фальсификации на выборах, результат которых в подавляющем большинстве случаев заранее определяют высшие бюрократические инстанции. Формальная многопартийность при господстве одной правительственной партии. Имитационный характер системной "оппозиции". Отсечение подлинно оппозиционных политиков и организаций от выборов и основных СМИ. Большое политическое влияние спецслужб и других силовых структур.

Авторитарная власть президента. Фактическое отсутствие разделение властей. Контроль высшей исполнительной власти над законодательной и судебной. Система преемничества, при которой очередного президента назначает предыдущий, а не выбирают граждане.

Экономическая система

Сращение высшей бюрократии и крупной буржуазии. Системная коррупция. Господство в ключевых секторах экономики корпораций, напрямую контролируемых государственной бюрократией (Газпром, Роснефть, Транснефть, РЖД и т.п.). Слабый и зависимый от бюрократии малый и средний бизнес.


Социальная и трудовая сфера

Отсутствие социального государства. Очень высокий разрыв в доходах между наиболее богатыми и бедными. Слабый и малочисленный средний класс. Низкий уровень пенсий, крайне низкие социальные пособия. Бесправное положение наемных работников. Коррумпированное и неэффективное образование и здравоохранение. Официальные профсоюзы полностью подконтрольны государству, их деятельность носит имитационный характер.

Внешняя политика

В последнее время важнейшей и наиболее опасной частью практики путинизма стал агрессивный аннексионистский внешнеполитический курс.


Всё довольно точно, за исключением сползания в «агрессивный экспансионизм», которого-то и нет и, скорее всего, не будет. Что есть и будет, так это агрессивная риторика, мобилизационная идеология, милитаристский психоз и прочие виртуальные явления, подкрепляемые известными военными приготовлениями.

III. Истоки путинизма

Формирование системы путинизма началось в 90-е годы. Его экономическая модель сложилась под влиянием двух основных сил: неолиберальных экономистов и консервативного чиновничества, связанного с государственными корпорациями. Первые стоят у истоков антисоциальной путинской экономической политики. Они ответственны за фактический отказ от принятого во всех цивилизованных странах перераспределения доходов в пользу неимущих, системы социальной поддержки нуждающихся и прогрессивного налогообложения, репрессивное трудовое законодательство, приватизацию социальной сферы, общественных пространств и т.д. Вторые – обеспечили господство бюрократии в экономике, авторитарную политическую модель.

Идеология путинизма возникла намного позже, чем сформировалась путинская система власти. В последнее время эта идеология приобрела завершенность и стала агрессивно пропагандироваться государством.


Тут налицо крайнее упрощение. Здесь уже нельзя не сказать, что главным пороком данного построения является его неукоренённость не только в русской, но даже в советской истории. Появление путинизма (если пользоваться этим термином) надо рассматривать на фоне позднесоветских процессов, приведших к «перестройке» и распаду СССР, к вытеснению партийной элиты кагэбистами – т.е. всего того, что в общем виде описывается как «план Андропова», реализация которого, однако, прошла через немалый зигзаг и сопровождалась незапланированными потерями. При этом, конечно, сам «путинизм» есть лишь случайный и не очень удачный синонима чекизма – куда более содержательного и точного термина. Роль либералов ельцынского призыва преувеличена – они никогда не были действительно самостоятельны, проводя общеноменклатурную волю и будучи сами назначены настоящими хозяевами процесса. Относительно же позднего идеологического оформления – с этим можно согласиться, оно произошло буквально за последнее десятилетие.

IV. Аналоги путинизма

Ближайшие аналоги системы Путина:

1. Фашистские и антидемократические режимы в Европе 20-х – 60-х годов 20-го века.

От германского нацизма и позднего итальянского фашизма путинизм отличает авторитарная, а не тоталитарная модель политической системы, негативное отношение к этнонационализму и антисемитизму, отказ от популистской социальной политики в интересах широких масс населения. Кстати, последнее отличает путинизм и от аргентинского перонизма.

Путинизм ближе к правоконсервативным авторитарным режимам, типа испанского франкизма, клерикального фашизма Дольфуса-Шушнинга в Австрии и Салазара в Португалии, венгерского режима Хорти и т.п.


Это неправомерная аналогия, как было уже сказано выше. Путинизм и не правоконсервативен, не клерикален в точном смысле слова и не национален. Таких подарков, как Франко или Пиночет история нам не сделала и уже не сделает.

2. Наиболее близкий аналог путинизма – авторитарные, этатистские государственно-капиталистические режимы в развивающихся (преимущественно азиатских и северо-африканских) странах второй половины 20-го – начала 21-го века. Среди них режим Саддата-Мубарака в Египте, Хусейна в Ираке, Ассадов в Сирии, Бургибы-Бен Али в Тунисе, Маркоса на Филиппинах, Сухарто в Индонезии, правление ИРП в Мексике и т.д.

Вот это ближе к истине.

3. Путинизм идеологически близок также к правым военным диктатурам в Латинской Америки и ЮВА 50-х – 80-х годов 20-го века (Парагвай, Чили, Аргентина, Уругвай, Южная Корея, Тайвань и т.д.). Однако его экономическая практика сильно отличается от рыночного либерализма большинства этих режимов. Бюрократия при путинизме контролирует экономику не только опосредовано через участие в системе "приятельского капитализма" (как при правых диктатурах), но и непосредственно через прямое государственное участие в крупных корпорациях и дирижистскую экономическую политику. В этом путинская Россия ближе к этатистским режимам Востока.

Что тут «идеологически близкого»? Автором явно движет левое стремление свалить в одну кучу всё правое и военное, традиционалистское и авторитарное. Путинизм не национален идеологически и не либерален экономически. При этом он и не военная хунта в чистом виде.

***

Путинизм может существовать и после ухода Путина. В этом случае вместо отца-основателя этой системы роль ключевой фигуры режима будет исполнять очередной преемник. Такая модернизация фасада может быть выгодна финансово-бюрократической олигархии, потому что избавит ее бизнес от международных санкций и изоляции. Задача демократического движения сломать систему путинизма, а не сменить персоны у власти.

Это верно. Дело не в одном лишь Путине и фигурах первого ряда. Вся система чекизма подлежит слому, а страна – санации.

P.S. И в качестве бонуса осилившим - отличный клеветон А.А.Пионтковского: http://www.kasparov.ru.3s3s.org/material.php?id=53E0D9431CAD4 (в котором упоминаются В.Р.Соловьёв и С.А.Караганов).
Tags: идеология, новосовок, политология, социология, чекистократия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments