Сергей Сергеевич Каринский (enzel) wrote,
Сергей Сергеевич Каринский
enzel

Category:
САМОДЕРЖАВИЕ

Осенью 1886 г. великий писатель русской земли гр. Л.Н.Толстой написал пьесу из народной жизни Власть тьмы. В ноябре она была отослана в цензуру, которая запретила её не только к постановке, но и к печати. Начальник Главного управления по делам печати Е.М.Феоктистов мотивировал это решение так: Пьеса должна произвести самое удручающее впечатление на публику: в ней изображается целый ряд прелюбодеяний и убийств. Она не может быть допущена к печати в виду её скабрёзности и отсутствия всякой литературности. Таков был вердикт, который, однако, не мог воспрепятствовать рукописному хождению и чтению произведения частным порядком.

Друг семьи Толстых крупный помещик, светский человек и прекрасный чтец А.А.Стахович в январе следующего года читал Власть тьмы в доме Министра Двора гр. И.И.Воронцова-Дашкова в присутствии Александра III и придворных. По окончании чтения Государь произнёс: чудесная вещь. И вскоре Александринский театр приступил к постановке драмы, ибо последнее слово было, как будто, произнесено – кто же его изменит?

Но нашлись люди, с этим приговором Государя категорически не согласные. Первым из них был всё тот же Е.М.Феоктистов. Узнав об отзыве Государя и о его желании, чтобы пьеса ставилась в Александринке, он написал возмущённое письмо Обер-прокурору Св. Синода К.П.Победоносцеву, приложив для прочтения и саму пьесу. Последний полностью согласился с заключением цензуры и написал Государю письмо с просьбой снять Власть тьмы со сцены театра: День, в который драма Толстого будет представлена на императорских театрах, будет днём решительного падения нашей сцены.

Александр III прислушался к мнению своего наставника и согласился, что эту драму на сцене давать невозможно, она слишком реальна и ужасна по сюжету. Пьеса была запрещена к постановке, хотя и была напечатана в составе собрания сочинений и отдельным изданием. Разрешение на театральную постановку было дано уже только в следующее царствование, в 1895 г.

Но и что же из этого вытекает, какая мораль? А очень простая, стоит лишь спроецировать эту ситуацию на времена, допустим, сталинские или путинские. Представим себе, что Великому Сталину/Путину понравилась некая пьеса, ну того же М.А.Булгакова или В.О.Пелевина, к примеру. И он сказал: чудесная вещь, хачу её видеть на сцене, а лучше - на экране. Можно ли при этом допустить, чтобы какой-нибудь начальник Главлита/Роскомнадзора, придя в ужас от нависшей над основами государства и его духовными скрепами угрозы, ударил бы в набат и написал письмо тов. Жданову/Суркову, указывая на грозящую режиму страшную опасность; а Жданов/Сурков вместо того, чтобы цыкнуть на ретивого не по уму дурака-чиновника, согласился бы с его доводами и отправился уговаривать Хозяина от непродуманного и опасного для государства (т.е. для его, Хозяина, власти) решения? Как-то не укладывается в голове. Холуйское исполнение желаний начальства, а уж тем более самого высокого – основа советской системы. Владимир Владимирович, день, в который пьеса/книга/фильм Х. будет разрешена к постановке/печати/показу, будет днём решительного падения... Не верю.
Tags: imperium rossicum, moralite, история, литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 77 comments