Сергей Сергеевич Каринский (enzel) wrote,
Сергей Сергеевич Каринский
enzel

Categories:
ЛЮДИ И НЕЛЮДИ

Не отпускает меня что-то эта замечательная фотография:


http://anton-grigoriev.livejournal.com/1397192.html.

Как-то впервые - для меня - в облике этого человека столь отчётливо и спокойно проступил нечеловек, нелюдь. В этой связи имеет смысл вспомнить предыдущих советских вождей, попытаться прояснить в них баланс человеческого и нечеловеческого.

Очевидной нелюдью были В.И.Ульянов (Ленин) и И.В.Джугашвили (Сталин). Это не значит, что им не были свойственны простые человеческие проявления – очень даже были. И пива выпить, и в шахматишки партийку сгонять, и умилиться музыке Верди и Бетховена. А то и попроще: положить на стул собутыльников помидоры или пирожные... Но над всеми этими банальными и вульгарными проявлениями человеческого доминировало нечто сверхчеловеческое, точнее – нечеловеческое, и именно оно составляло сущность этих исторических персонажей, такими они остались в истории – страшными глыбами, истуканами, идолами (поэтому, кстати, избавляясь от них, надо крушить их весело, празднично, карнавально, с грохотом и столбом пыли, с разбиванием вдребезги – это необходимое снижение бесчеловечной семантики и символики, акт очеловечивания, возвращения к жизни, расколдовывания её).

Начиная с Г.М.Маленкова наступает эпоха более человечных вождей. Понятно, что у него, как и у сместившего его Н.С.Хрущёва, руки по локти в крови, что это сталинские подельники. Но речь тут идёт только о габитусе и строящемся на нём имидже. И эти - уже просто люди, порочные, жестокие, грубые, невежественные, но люди, а не монстры. Хрущёв в своём импульсивном самодурстве, ругательстве это простой и понятный человек. Л.И.Брежнев, прежде чем стать чавкающей тортиллой, был красивым молдаванином, и никакого страха ни у кого не вызывал – такой очевидный советский бонвиван. Правда, он пересидел, превратился в живого кадавра, через что и утратил человеческий облик. Сменивший его Ю.В.Андропов был человеком другого типа, в нём проглядывало нечеловеческое, но пришёл он к высшей власти уже в разлагающемся состоянии. Про К.У.Черненко нечего и сказать.

Дальше наступила весна с человечьим лицом М.С.Горбачёва. Потекли, зажурчали ручьи его речей, замелькала уникальная лысина. Наверное, это был пик советской человечности, дальше начинается уже просто человечность. Но не началась. Б.Н.Ельцын не смог осуществить этот переход по самой своей сути матёрого советского партаппаратчика, к тому же избыточно пристрастившегося к алкоголю. Но при всём при том, к разряду нелюдей отнести его было никак нельзя – человеческое, слишком человеческое.

И тут эпоха людей резко обрывается: начинается правление нелюди. И продолжается. И черты этого нечеловеческого год от года всё явственнее проступают, по мере ветшания фальшиво-человеческой оболочки. Какая уж тут политика! Тут средства потребны иные, из арсенала борьбы с оборотнями, вурдалаками, ведьмаками, словом, со всякой нежитью и нечистью.

И в качестве литературного приложения - заключительная сцена из романа под названием Защита Ленина:

Железную дверь зиккурата наконец взломали:

- Владимир Ильич, Владимир Ильич!..

Но на том месте, где должен был, как казалось, лежать Владимир Ильич, на каком-то невероятном, похожем на сказочный трон кресле, по привычке широко расставив ноги, восседал Владимир Владимирович и с видимым удовольствием глумливо улыбался.
Tags: habitus, история, литература, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments