Сергей Сергеевич Каринский (enzel) wrote,
Сергей Сергеевич Каринский
enzel

Categories:
ДЕД-ПОБЕД

Ранний СССР был страной воинствующего безбожия, в особенности, антихристианства – надо было выгибать в обратную сторону традицию православной Империи. Выгнули знатно. Но вдруг случилась незапланированная загогулина – коварное нападение врага (вчерашнего друга) на мирно спящие города и веси. И произошло «великое отступление» (термин Н.С.Тимашева) – не столько отход непобедимой РККА к нижней Волге, сколько отказ горийского семинариста-недоучки, а теперь всесоюзного пахана, от раннебольшевицких крайностей в пользу декоративного использования некоторых традиционных элементов уничтоженной России ради выживания собственного режима в экстремальных условиях.

Так, среди прочего, была «восстановлена» или «учреждена» советская церковь, РПЦ (МП), существующая и поныне. Учреждение это было изначально служебное, точнее говоря, сервильное, в сущности, спецподразделение КГБ. После смерти своего «учредителя» организация эта знала разные периоды, от новых хрущёвских «гонений» (хотя кого там было уже «гнать»?) до незаметного прозябания при Брежневе и его преемниках. Но вот объявился говорливый генсек с метиной на темени, началась «перестройка», подули ветры перемен и на затхлом подворье РПЦ (МП). Вспомнили о «тысячелетии крещения Руси», а тут, кстати, и новый полутрофейный «патриарх» с немецкой фамилией – стали активно готовиться к роли подпорки, а вскорости и замены безнадёжно покосившейся башни «коммунизьма», подлежавшей плановой ликвидации.

Проблема была лишь в том, что годы соввласти не прошли бесследно, да и общемировой процесс секуляризации брал своё. И «церковь» была «не то», и народ, ею окормляемый, едва ли был в состоянии подняться до уровня цивилизованной воцерковлённости в сколько-нибудь значимых масштабах. Скорее всего, впрочем, такая задача и не ставилась вовсе, ибо чекистской церкви, поражённой галопирующей маммонизацией (нынешний «патриарх» внёс в неё вклад сугубый), нужны были прежде всего власть и авторитет, респектабельность государствообразующей институции, а отнюдь не забота о спасении душ пасомых, как того требует христианское вероучение. Это означало, что священноначалие исходно мирилось не только с обрядоверием, но и с проникновением в околоцерковную среду элементов магии, язычества, всяких культов и культиков, которые были хороши уже тем, что соблазняя малых сих, являясь предметами их веры, формально отправлялись в церковной ограде, с позволения (индульгенции) духовных властей, вплетаясь в эклектичную ткань воззрений и верований советских людей посткоммунистической эпохи.

О чём идёт речь? Да о множестве самых разных явлений и фактов, начиная с «мощей» Ульянова (Ленина), до малевания «икон» Джугашвили (Сталина) и его ближайшего помощника по военной части унтер-маршала Жукова. Сюда же относятся и явно языческие монументы и символы, входящие в предметный набор культа ВОВ, от огромной валькирии в Царицыне (маркирующей максимум германского продвижения на восток) до повсеместных и несчётных стел, обелисков, «вечных огней» - не только не имеющих никакого христианского отсыла, но нередко очевидно антихристианских по своей стилистике и символике.

По мере того, как РФ всё более удалялась от своей коммунистической прародительницы с её «красным октябрём», она всё более нуждалась в иной государственной мифологии, и вполне естественно, что ею стала мифологема ВОВ. Однако помимо секулярной мифологии (как бы истории), но в тесном переплетении с ней, возник и новый языческий культ, а говоря точнее, уже довольно старый второстепенный и вспомогательный культ окончательно эмансипировался, раздулся и вышел на передний план. Возникла целая религия ВОВ, вовославие, более точно именуемая вовобесием или победобесием.

Можно уже говорить о различных специфических проявлениях этого культа, иные из которых постоянно находятся у нас перед глазами, достигая к апогею праздненств высших степеней назойливости. «Ветераны», «ленточки» (подменные и дважды уворованные: у русских советскими, а потом у советских эрэфными), слоганы воинственные, благодарения какому-то «деду». Впрочем, не «какому-то» - Деду-Победу. Персонификации его пока нет, но она будет, грядёт. Можно предположить, что она должна включать. Во-первых, два главных вождя: Ленин и Сталин. Нынешний вождь – продолжатель, Внук, перенимает эстафету, он рядом с Дедом. Во-вторых, должна быть и некая неотмирная сакральность и величавость образа. Идеально подошла бы фигура «патриарха» Гундяева (Кирилла) – длинные седые волосы и борода, свободная ряса, развевающаяся на ветру подобно знамени. Обязательные элементы декора: кровавые пентакли, златые серпомолоты, двухцветные ленты и даже, возможно, мантия. Вот если бы всё это убедительно творчески соединить, мог бы получиться идеальный Дед-Побед, которому простые эрэфяне от чистого сердца обращали бы свои бесхитростные молитвы:

Спасибо Деду-Победу
За папу и маму,
За мирное небо,
За немецкую тачку,
На которой я еду,
За вкусное мясо к обеду.

Отдельно спасибо
За Шойгу-Кожееда,
Ну а сверхотдельно –
За нашего Путина В.В. -
Да пошлёт ему Дед-Побед
Еще много раз по сто лет!..
Tags: аллегория, идеология, метафора, новосовок, эти удивительные советские
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments