Сергей Сергеевич Каринский (enzel) wrote,
Сергей Сергеевич Каринский
enzel

Category:
ИСТОРИЯ С БОРОДОЙ

В 2014 г. в Москве наконец-то вышли под одной обложкой две книги воспоминаний последней гофмейстерины Высочайшего двора Е.А.Нарышкиной (ур. кн. Куракиной, 1838-1928), жившей при четырёх, а служившей при трёх последних императорах. Эти воспоминания написаны человеком, знавшим высший петербургский свет и придворную жизнь изнутри, бывшим их органической частью. При этом - человеком, безусловно, умным и высоко образованным.



Первая книга воспоминаний охватывает события до 1875 г. Она была издана в 1906 г. за собственный счёт для узкого круга друзей и знакомых, но вскоре была изъята автором по соображениям придворного этикета.

Вторая книга имеет значительно более интересную судьбу. Живя после гражданской войны в Москве, Нарышкина в 1923 г. встречается с приехавшим в Россию австрийским журналистом Р.Фюлёп-Миллером (1891-1963), собиравшим материалы для книги о Распутине и интересовавшимся придворной дамой именно как свидетельницей по этому делу. Но при первой же встрече с ней он понимает, что её осведомленность простирается значительно дальше этой истории, и заказывает ей новую книгу воспоминаний, которая включила бы уже и события революции. Эта книга была написана по-русски (работать над новыми мемуарами она начала ещё в 1917 г.) и продана со всеми правами австрийцу, который вывез рукопись заграницу. После собственного выезда из СССР в 1925 г. Нарышкина попыталась связаться с Фюлёп-Миллером на предмет внесения кое-какой правки в текст, но ответа на её письмо не последовало. Через два года после смерти Е.А.Нарышкиной её воспоминания вышли в немецком переводе (1930). Русский оригинал до сих пор не обнаружен, почему по-русски книга вышла в обратном переводе с немецкого.


Филипп Рене Мария Мюлллер - настоящий австриец: отец эльзасец, мать сербка, родился в восточном  Банате (позднее Румыния), учился в Вене, Берлине, Париже и Лозанне (химия, фармация, психиатрия, психоанализ), был военным врачом на русском фронте во время Великой войны

Третьим источником, оставленным Е.А.Нарышкиной, является её дневник, который она вела по-французски с отроческих лет и до самой смерти. В 1936 г. П.Н.Милюков опубликовал в Последних новостях русский перевод его части, касающейся заключения императорской семьи в Царском Селе весной-летом 1917 г. (сама Нарышкина находилась в Александровском дворце вплоть до 14 мая, когда была вынуждена покинуть его по болезни). Этот текст также включён в книгу. Однако подавляющая часть дневника до сих пор не опубликована и хранится в семейном архиве потомков Нарышкиной гр. Татищевых во Франции, и лишь небольшие извлечения из него были напечатаны в книге-коллаже А.Г.Вишневского Перехваченные письма (автор имел доступ к архиву гр. Татищевых через свою жену, дочь эмигрантов первой волны).

Небольшой эпизод из первой книги воспоминаний.

Зиму 1858-59 гг. некоторые члены Императорской фамилии и состоявшие при них лица проводили в Ницце. Среди них главной фигурой был вел. кн. Константин Николаевич (1827-1892), брат императора Александра II.



Вскоре в Ниццу из России прибыл известный учёный-правовед Б.Н.Чичерин (1828-1904), бывший в родстве с некоторыми из находившихся тогда в Ницце лиц общества и потому, естественно, предполагавший быть принятым в этом обществе. Правда, он не был прежде представлен великому князю, почему сначала требовалось получить согласие последнего на появление и представление ему гостя. И вот тут возникает неожиданное препятствие...


Б.Н.Чичерин. Портрет работы В.И.Шервуда, 1873

Профессор Борис Николаевич Чичерин, уже оценённый великой княгиней Еленой Павловной, приехал также в Ниццу с рекомендательным письмом от фрейлины Раден. Он бывал вечером и на обедах у великой княгини (Екатерины Михайловны - С.К.), которая пригласила его, между прочим, на вечер, когда ожидался великий князь Константин Николаевич. Но тут возникло затруднение. Он ещё не представлялся великому князю, так как носил бороду, что в то время считалось признаком вольнодумства. Эта борода была предметом дипломатических сношений между Екатериной Михайловной и её августейшим родственником, который хотя и согласился на присутствие этого украшения, однако покосился на неё, когда Чичерин был ему представлен великой княгиней. Чичерин привёз вести из Петербурга. Работы начались по крестьянскому вопросу. Мы с живейшим интересом слушали рассказы его о разных течениях, окружавших этот знаменательный вопрос. (Е.А.Нарышкина. Мои воспоминания. Глава III. Сс. 109-110.)

Интересно, стали бы хлопотать по поводу крамольной бороды, не будь Чичерин носителем важнейших известий?



Tags: habitus, imperium rossicum, история, культура, литература, эмиграция
Subscribe

  • (no subject)

    ЗУРОВ И БРЕШКО-БРЕШКОВСКИЙ Прочитал в начале года два романа Л.Ф.Зурова (1902-1971), Древний путь и Поле. Зуров, без сомнения, очень талантливый…

  • (no subject)

    ВСТРЕЧА С ГОРБИ Горбачеву вчера исполнилось 90, оказался долгожителем - потому что не алкоголик, в отличие от Ельцына. Хотя вырубать виноградники -…

  • (no subject)

    НЕМНОГО РУССКОЙ ЖИЗНИ Юзер humus выложил замечательный - к сожалению, неполный - альбом фотографий уваровского имения Поречье в Можайском у.,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments