Сергей Сергеевич Каринский (enzel) wrote,
Сергей Сергеевич Каринский
enzel

Categories:
ГАТЧИНСКОЕ ПОЛЕ

Продолжим гатчинскую тему, случайно начатую в связи с публикацией фотографий этого дворцового городка и его окрестностей юзером humus'ом. Военный быт Гатчины практически одновременно (в 1930-х гг.), но находясь в совершенно разных условиях, описали два бывших синих кирасира - Г.И.Гончаренко (Ю.Галич, 1877-1940), живший в Риге (роман Синие Кирасиры), и кн. В.С.Трубецкой (1892-1937), сосланнный в Среднюю Азию (мемуары Записки кирасира). Судьбы обоих авторов глубоко трагичны, особенно тяжела история многодетной семьи кн. В.С.Трубецкого  (см.: http://www.liveinternet.ru/users/4000579/post294162866/). Однако мы не будем касаться всего того, что случилось с ним после революции, остановимся лишь на одном эпизоде из его книги, описывающем полковые учения на гатчинском поле летом 1912 г.

"Во время полковых учений у нас частенько происходили скандалы с летчиками. Недавно основанная Гатчинская авиационная школа военных летчиков помещалась у самого нашего военного поля, которое одновременно служило и аэродромом. В то время эта была, если не ошибаюсь, единственная авиационная школа на всю Россию — школа, давшая в мировую войну многих храбрых и самоотверженных летчиков, приобретших громкую славу своими боевыми подвигами. (К 1911 году в России, кроме Гатчинской, существовало несколько авиационных школ — при Одесском аэроклубе, при Московском обществе воздухоплавания, а также Севастопольская офицерская школа авиации. Гатчинскую авиационную школу закончили такие знаменитые летчики, как М. С. Бабушкин, Е. Н. Крутень, П. Н. Нестеров и другие. - Прим. ред.)

Вид гатчинского поля с воздуха, 1916 г.




Самолёты на Гатчинском (Волковом) поле. Источник: http://humus.livejournal.com/4029113.html


Бывало так, что в самый разгар наших кавалерийских эволюции — внезапно с оглушительным треском на поле появлялся тихоходный, неуклюжий и неповоротливый «фарман», похожий с виду на какую-то большую и нелепую этажерку. Причем сия трескучая этажерка медленно и тяжело пролетала над нашими головами на высоте всего лишь нескольких аршин, едва не касаясь своими колесами острых кончиков наших пик. Эта безобразная штучка страшно пугала лошадей, заглушая команду начальства и сигналы трубачей, внося своим появлением ужасный кавардак в наше учение. Несмотря на то, что военное поле было большое, гатчинские летчики почему-то норовили летать именно там, где в данную минуту находился наш полк, имея явное намерение похулиганить. Военная авиация была тогда еще в зачаточном состоянии. Ею интересовались скорее как новым и любопытным видом рискованного спорта, нежели как военным фактором, мощь которого была сомнительна для многих старых начальников-генералов, относившихся к самолетам иронически. Тогдашние гатчинские летчики — эти пионеры летного дела в России — состояли из офицерской молодежи приключенческого типа, которой надоело тянуть лямку в своих полках. Летчики, увлекаясь своим новым делом, однако, имели хотя и лихие, но тем не менее хулиганские замашки. В новой школе дисциплина по первоначалу была слабая, и молодым летчикам, видимо, доставляло удовольствие портить ученье, а заодно и настроение таким земным существам, какими были мы — кавалеристы.


Гатчинские кирасиры на учениях

При появлении «фармана» наш генерал, как правило, входил в раж, грозил пилоту кулаком, а полковой адъютант, вонзив шпоры в коня, карьером летел к начальнику летной школы с требованием прекратить безобразие, что начальник школы далеко не всегда мог выполнить, ибо не знал способа, каким бы он мог вернуть обратно первобытный самолет, управляемый шутником-летчиком. Наш генерал — фанатик кавалерийских учений — требовал наказания летчика за хулиганство, но начальник летчиков — не меньший фанатик своего дела — напирая на неведомую нам технику, всегда находил оправдания для своих офицеров. Не смея входить в пререкания с таким влиятельным генералом, каким был Арапов, летное начальство предлагало на будущее время согласовать расписание занятий на военном поле, однако никакие согласования не помогали, и бесшабашные летчики по-прежнему портили кровь бравого нашего генерала и ревностных командиров эскадронов. В этом как бы сказывался своего рода антагонизм между старым, отживающим видом оружия (каковым была наша тяжелая кавалерия) и новой нарождающейся военной техникой, громко заявлявшей свои права". - http://militera.lib.ru/memo/russian/trubetskoy_vs/06.html

Гатчинский военный аэродром зимой. Как пишет в своих воспоминаниях б. Министр торговли и промышленности кн. В.Н.Шаховской, на предпоследнем заседании Совета Министров Российской Империи днём 27 февраля 1917 г. "один из его друзей" предлагал бомбить Таврический дворец с самолётов, базирующихся в Царском Селе. При этом он добавляет: "К сожалению, Беляев (Военный министр - С.К.) не решился сделать это, боясь громадного числа жертв. Но, пожалуй, это был единственный способ эфектного подавления бунта солдатского и бунта Думского".
Tags: imperium rossicum, photo, история, литература
Subscribe

  • (no subject)

    ОРУДИЕ АПОКАЛИПСИСА Прочитал, не без усилия, внушительный опус немецкого историка Эвы И. Фляйшхауэр (1942) Русская революция: Ленин и Людендорф…

  • (no subject)

    ЗУРОВ И БРЕШКО-БРЕШКОВСКИЙ Прочитал в начале года два романа Л.Ф.Зурова (1902-1971), Древний путь и Поле. Зуров, без сомнения, очень талантливый…

  • (no subject)

    ТАРУССКИЙ ПОЧИН Пишут, что в Тарусе осуществлена топонимическая реституция. Как-то не очень верится, но опровержений тоже нет. Поистине…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments