Сергей Сергеевич Каринский (enzel) wrote,
Сергей Сергеевич Каринский
enzel

Categories:
3. ФИЛОСОФСКАЯ КОМПОЗИЦИЯ
(несколько фрагментов)

3.1. ПОД ЗНАКОМ ТУПИКА

Думаю, что у людей, родившихся в интервале 1959-62 гг., должна сформироваться своя философия, так же как своя музыкальная культура, уже заявившая о себе. Скорее всего, это будет конкретная экзистенциальная социологическая концепция, сочетающая обработку опыта личного существования и выраженное отношение к социуму. Несомненно, это будет крайне негативно окрашенная система взглядов. Личный опыт тяжел, если не тягостен, окружающий мир жесток и скуден. Главной характеристикой социального бытия будет выступать категория несвободы, на личном уровне будут говорить о бесперспективности и пустоте. Вся официальная политика и идеология будет подвергнута полному осмеянию. Доминантой идеологического бытия будет объявлена ложь, неподлинность. Ложь, фальшь, лицемерие официального мира, государства, полная девальвация официальных ценностей – все это приведет к провозглашению тотальной негации. Но протест будет глухим, довольно пассивным, хмурым, ибо над всем и всеми будет довлеть знак тупика. Критика под знаком тупика, неконструктивная и обреченная.

29 мая 1988 г.*)
___________________________________________________
*)Как следует из даты, это писалось еще до всякого знакомства с творчеством Д.Е.Галковского, о самом существовании которого не имелось тогда ни малейшего представления. – С.К.


3.2.

Слегка пофилософствуем (несмотря на то, что звук электрической пилы противен как зубная боль, а махровая сирень пахнет парфюмерно). Что мешает смирению? Смирению, кротости, любви? Ответ: обыденный взгляд на жизнь, видящий ее в двух переплетающихся, но разных формах – природы и истории. Жизнь как природа внушает нам органическое, инстинктивное стремление к движению; жизнь как история, мельтеша перед нашим взором, не дает сосредоточиться, развлекает (как сказали бы 150 лет назад), мешает всмотреться в глубину. Не будь истории, ее пестрой изменчивости, ее соблазнов, мы бы научились разоблачать инстинктивную идею природы и противостоять ей. Но их совместное действие слишком часто оказывается сильнее нашей обороны, и мы подчиняемся их влиянию. Конечно, все это относится уже к ситуации оторванности от духовного центра, к ситуации новой истории. Раньше, как будто, было не так. Была связь с центром смысла, с Богом. Обрести ее вновь неизмеримо сложнее, чем впервые. Человек должен снова научиться уповать на Бога. Человек снова должен ощутить смысл судьбы и различить знак ее во всем, что творится вокруг него. Оторвавшись от связи с центром, сделавшись самодостаточным, автономным актором, вершащим «свою судьбу», человек поставил себя в безнадежное, сверхтрагическое положение, он свел свою жизнь к неопределенному существованию, где действует его автономная воля и ее оппоненты в виде чужих воль и «слепого случая». Родилось новое толкование судьбы - как комбинации, равнодействующей всех этих сил. Возникла векторная картина жизни.

5 июня 1988 г.


3.3.

Почему мы окружены здесь такой липкой, такой назойливой неподлинностью? Почему не можем отряхнуть ее с себя, освободиться и начать подлинное? Таков закон этого мира, низкий, приземленный, материально-животный закон этого мира, диктующий нам главное правило: жизнь состоит из обременительных и приятных мелочей, надо уметь жить ими, тот, кто научается так жить – праведен особой, земной праведностью. И очень многие полагают, что это необходимо, что это послушание закону земли есть обязательное условие жизни, что иначе жить нельзя. Может быть, они и подозревают об ином порядке вещей, но главное, что они знают не столько разумом, сколько инстинктом, главное – жить, жить как принято, в соответствии с существующим устройством жизни, подчиняясь диктату бесчисленных мелочей, все тому малому смыслу, которым жива жизнь обыденная, каждодневная. Редко выходит человеческое сознание за пределы этого круга вопросов и ситуаций. Они все – в них, ими заняты их помыслы. Жизнь, день за днем, устройство плавного, по возможности, течения этого дня-за-днем.

Лето 1988 г.


3.4.

(…) И впрямь, действительность вся из расколов, фрагментов, кусков (Адорно). То ощущается невыносимая противоречивость, бессмысленность, невозможность положения, все корежится, деформируется, комкается, корчится от надуманности и грубости ситуации, а то вдруг повеет ароматом цветущего боярышника, или свежим сеном запахнет, тень, прохлада, скамейка, березы, уединение, дача, хмель на рогах оленя – и все целостно так, стройно, органично, естественно. Но долго это продолжаться не может. Мы не можем войти в этот естественный ровный мир надолго, пребыть в нем: что-то обязательно выведет нас из состояния гармонии в судорожный, перекошенный мир фрагментов. Почему так? Какая-то роковая разорванность пролегла через мир, а в нем – через нас, через наше сознание, через мое Я. Контрастные, бессмысленные соединения фрагментов в одну чудовищную, распадом дышащую мозаику, мозаику жизни. Распад и спазматическое, в резко диссонансном ключе происходящее, созидание. Но и это только фрагмент, только скол, один из массы калейдоскопических ракурсов. Что-то неверно, трагически разобщено, непонятно. Нам навязаны внешние, доставшиеся по наследству эмпирические одежды. Мы закабалены сонмом условностей, являющихся тканью обыденности. Обыденность отождествляется с действительностью, с реальностью. Ее эфемерность воспринимается как незыблемо единственное проявление сущего. И она в каждом из нас. Каждый, бессознательно, а нередко и сознательно – когда мелеет сознание, «в пошлую минутку» - тянется к ней, старается быть ей подстать. Трудно вырваться, порвать путы, особенно когда не знаешь, во имя чего это делается. Когда не открыта тема, когда все время поиск и сомнения. Островки подлинности чередуются с уродливыми волнами пошлости, с кричащими конфликтами, с неразрешимыми в имманентном порядке противоречиями. Человек не в силах удержаться на этих островках, его смывает и влечет все дальше, дальше – куда?.. (…) Хорошо тем, у кого в душе есть глыба веры, для кого невозможны такие колебания и сомнения, кто ясно и спокойно видит свет и идет к нему.

Лето 1988 г.
Tags: из секретера
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments