Сергей Сергеевич Каринский (enzel) wrote,
Сергей Сергеевич Каринский
enzel

Category:
МИЛОШ

Еще один польский поэт ХХ века, Чеслав Милош (1911-2004), уроженец Ковенской губ. Российской Империи, житель Вильны, после ВМВ эмигрант, калифорнийский профессор, нобелевский лауреат (1980). Стихотворение Rue Descartes отражает ситуацию версальской Европы, передает дух межвоенного Парижа. Концовка его привлекает внимание своей ярко выраженной католичностью, если не сказать талмудичностью (не проявился ли тут дух Вильны, этого северного Иерусалима?).

RUE DESCARTES

Минуя улицу Декарта,
Я выходил к Сене, молодой странствующий варвар,
Смущенный появлением в столице мира.

Было нас много, из Ясс и Колошвара, Вильны и Бухареста, Сайгона и Марракеша,
С тайным стыдом вспоминающих о домашних нравах,
О которых здесь не следовало говорить никому:
Наказание поркой, девок босые ноги,
Чередование трапез и заклинаний,
Хоровые молитвы, возносимые господами и челядью.

Я оставил за спиной сумрачные уезды.
Погружался в универсальные идеи, дивясь, вожделея.

Потом многие из Ясс и Колошвара, Сайгона и Марракеша
Были убиты, поскольку захотели низвергнуть домашние нравы.

Потом их товарищи добывали власть,
Чтобы убивать во имя прекрасных универсальных идей.

Тем временем город продолжал оставаться самим собой,
Отзываясь в темноте гортанным смехом,
Выпекая длинные хлебы и вино наливая в глиняные кувшины,
Рыбу, чеснок и лимоны покупая на рынках,
Равнодушный к позору и чести, величью и славе,
Ибо все это уже было и превратилось
В памятники, представляющие невесть кого,
В едва различимые арии и обороты речи.

Вновь опираюсь локтями о шершавый гранит парапета,
Словно только вернулся из странствий по подземелью
И внезапно увидел при свете сезонов круговращенье

Там, где пали империи, где жившие умерли.
И нет уже здесь и нигде столицы мира.
И всем отвергнутым обычаям возвращено их доброе имя.
И теперь я знаю, что время людских поколений не похоже на время Земли.

А из тяжких моих грехов помню один всего лучше:
Как, идя раз лесной тропинкой рядом с ручьем,
Кинул большой камень в свернувшегося ужа.

И что меня встретило в жизни, было заслуженной карой,
Которая поздно иль рано преступившего запрет настигает.


В молодости Милош был левым, потом же стал убежденным антикоммунистом. И ему казалось, как и многим антикоммунистам, что "они победили". Однако они ошибались, ибо дело было не в коммунизме. Коммунизм выступил в свое время мощным катализатором глубинных хтонических сил, скрывавшихся в русском простонародье, которые и прорвали оболочку петровской государственности, охранявшей от них Европу (русскую и вообще). Хотя, конечно, генеалогически Путин и Зюганов - близнецы-братья в своем советском мужиковстве. Можно вспомнить и о Солженицыне, мужике-антикоммунисте, так и не ставшем национальным лидером, а со временем ставшем смешным. И о польском мужике Валенсе, президенте-антикоммунисте и агенте ГБ по совместительству. А вот фигур ранга и стиля Милоша на русской стороне нет - их было много в первой эмиграции, было некоторое количество и во второй, но потом ручей иссяк, остались лишь пропахшие кухней диссиденты и мужики...
Tags: антикоммунизм, культура, лирика, литература, метаистория, филология, эмиграция
Subscribe

  • (no subject)

    ОРУДИЕ АПОКАЛИПСИСА Прочитал, не без усилия, внушительный опус немецкого историка Эвы И. Фляйшхауэр (1942) Русская революция: Ленин и Людендорф…

  • (no subject)

    ЗУРОВ И БРЕШКО-БРЕШКОВСКИЙ Прочитал в начале года два романа Л.Ф.Зурова (1902-1971), Древний путь и Поле. Зуров, без сомнения, очень талантливый…

  • (no subject)

    УДОСТОВЕРЕНИЕ ЛИЧНОСТИ (архивные разыскания - 18) Хотя в начале лета я подвел итог моим архивным поискам, не рассчитывая уже пополнить свой улов…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments