Сергей Сергеевич Каринский (enzel) wrote,
Сергей Сергеевич Каринский
enzel

Categories:
3. «ЧЕРНАЯ СТРЕЛА»

А теперь дождь, дождь. Дождь повсюду. Дождь барабанит по навесу над входом в домик Танеевых, по серым деревянным стенам дома Тургеневых, по зеленой крыше Коммерческого Училища. Если пройти прямо и свернуть в первый переулок налево, вы окажетесь в чудесном уголке этого странного города. Тут можно услышать шарманку и купить жареных каштанов. Тут каждую осень в маленьком подвальчике подают молодое вино. Оно очень молодое и еще пенится. Мы частенько бывали там с Арманом. Особенно осенью. В осенние дни там бывало людно, и официантка по имени Люси носилась по дымному душному залу, а ей со всех сторон кричали.

Арман сидел, насупленный, грузный, положив локти на дощатый стол, и смотрел на своды потолка. Вино он пил медленными глотками. Я пил быстро и много. Передо мной стояло уже два пустых стакана, и еще один был пуст наполовину. Мне хотелось говорить, но я не знал о чем. Арман не был расположен к разговору; ему нравилось просто сидеть и «чувствовать себя». Он любил «чувствовать себя», об этом все его рассказы. Я пил больше, чем он. Люси забрала пустые стаканы. Когда она их забирала, я задержал ее за локоть и попросил принести картофельной соломки.

«Да-а… хорошее место, жаль уходить. Жаль уезжать. Буду вспоминать дома, с грустью.» Арман подпер рукой тяжелый, но мягкий подбородок. «Ты знаешь, - продолжал он, - у меня такое чувство, будто мы сейчас плывем куда-то, будто это корабль, вернее его трюм. За бортом холодное море, шторм. Но корабль большой и мы не чувствуем качки. Кругом матросы, бедные пассажиры, эмигранты, отправившиеся в дальний путь за призрачным счастьем. И мы с тобой – два скитальца. Плывем, а сами не знаем, куда.» Арман замолчал, только глаза его стали чуть острее, внимательнее вглядываться в черную потолочную балку, потонувшую в клубах влажного и едкого дыма.

Я не знал, что сказать в ответ. «Знаешь… - начал было я, но вдруг забыл, о чем только что думал, и замолчал, подняв стакан и задержав его где-то на полпути между столом и ртом. Потом я поставил его на стол и тоже задумался.

- Нет, дорогой мой, жизнь действительно порой бывает удивительно приятна. Это бывает случайно, неожиданно, вдруг. Вдруг тебе становится хорошо. И никуда не надо идти, отпадает надобность в спешке, в делах. Все теряет прежний смысл. То есть ты вдруг понимаешь иллюзорность этого смысла.
- Но за этим следует пустота, - возразил я. И понял, что сказал это некстати.

Арман покачал головой и закрыл глаза:
- Знаешь, это не совсем так. Потом – это потом. Это возвращение из плаванья на землю. Это время, когда вдруг на тебя обрушивается неизбежное. Не об этом речь. Ведь мы живем ради минут настоящего путешествия, и не надо бояться последствий, дорой мой, поверь пожившему на этом свете. И вовсе никуда не годное дело – напиваться. Ты портишь этим путешествие, ты перестаешь быть путешественником.

Арман устало повел плечами. Потом быстро допил вино. Кажется, его путешествие завершилось благополучно, и перед ним замаячила до боли знакомая полоса родного берега. Пароход Армана медленно входил в гавань. И тут я улыбнулся: "Ладно, пойдем. Пора."

И оставив деньги на столе, мы покинули кабачок, на вывеске которого была изображена черная стрела.

2 августа 1984 г.
Tags: из секретера
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments