Сергей Сергеевич Каринский (enzel) wrote,
Сергей Сергеевич Каринский
enzel

Categories:
ПРЕДПАСХАЛЬНОЕ

Перепечатываю статью петербургского публициста Г.И.Трубникова:

Вклад науки в богословие

Почему Солнце и Луна воспринимаются нами как совершенно одинаковые по размеру? Другими словами, почему телесные углы наблюдения за этими столь различными небесными телами практически совпадают? Каково бы ни было происхождение Луны, вероятность случайного совпадения представляет ничтожную величину. «Тем не менее, такая вероятность существует» - отвечают ученые. А какова вероятность того, что период вращения Луны вокруг Земли совпадает с периодом ее вращения вокруг собственной оси, другими словами – почему мы видим только одну сторону Луны? «Вероятность мала, но, как видите, существует» - отвечают те же ученые. На более тонкие вопросы – почему орбиты этих планет не эллиптичны, как это всегда бывает согласно Кеплеру, а практически представляют собой окружности, и почему столь часто наблюдаются на Земле солнечные затмения, следует тот же самый ответ – это всё случайности. Не слишком ли много случайностей с ничтожными вероятностями для нашего любимого спутника? А может быть, Луну просто-напросто кто-то сознательно и так удачно над нами подвесил?

Астрономы устали отвечать (точнее, не отвечать) на вопросы о Луне. Они давно занимаются более интересными вещами, куда профанам хода нет, например, астрофизикой. Но и там обнаружился наивный вопрос. Физики доказали, что вселенная расширяется, причем так расширяется, что причиной расширения может быть лишь произошедший когда-то взрыв. «Большой взрыв» - это теперь вполне научный термин. Неясно только, кто собрал воедино такое количество материи и энергии и взорвал. Сама по себе материя может только разлетаться, теряя энергию, а вот собрать и нагреть ее может только кто-то посторонний. Так гласит второй закон термодинамики.

Свой вклад в доказательства бытия Божья сделали генетики. Они открыли дискретность генетической структуры живых организмов. Именно она определяет невозможность межвидовых переходов. Живые клетки содержат строгий набор хромосом. Если у человека 46 хромосом, у шимпанзе 48, у кролика 44, а у курицы 78, то становится ясным, почему эти виды в принципе не могут скрещиваться, и никакое воображение не может подсказать здесь закономерности в эволюции от низших форм к высшим. Уже во времена Дарвина серьезные ученые указывали на отсутствие доказательств происхождения одного вида от другого. Палеонтология и биология не могли привести примеров перехода между видами. Селекционеры безуспешно пытались скрестить особи разных видов бактерий, причем для усиления изменчивости применялись различные искусственные условия, включая излучения, могущие вызвать мутации. Сменилось огромное число поколений бактерий, что эквивалентно миллионам лет для животных высших форм, но новых видов не получено. Количество видов уменьшается на наших глазах. Откуда взялось то многообразие видов, которое мы пока наблюдаем?

Чего наука при всем старании не смогла сделать, так это подтвердить какую-либо вероятность случайного возникновения жизни на Земле. Она не сумела искусственно синтезировать белки. А нам в давние школьные годы говорили, что это вполне может осуществиться.

Чем глубже наука постигает законы природы, тем чаще образованные люди приходят к выводу о беспомощности материализма и о наличии сверхчувственной субстанции, актуальной бесконечности, бесконечно мудрого Слова.

Отвергнув материализм и став, таким образом, идеалистом или, если хотите, теистом - становится ли ученый обязательно верующим человеком в общепринятом значении этого слова? Нет, вовсе не обязательно. Он может рассуждать так: «Действительно, в начале была идея. Но, сотворив материю и жизнь, эта идея перестала, что называется, интересоваться дальнейшим».

Однако Бог делал все последовательно: вначале создал вселенную, затем жизнь по крайней мере на одной из планет, затем растения и животных, притом появление новых видов требовало «Его личного участия». Наконец человек, наделенный даром творчества, – и это было совсем недавно. Так что Бог следит за развитием Его творения, вмешивается в него. Так рассуждающий человек – монотеист.

А христианином монотеист становится тогда, когда поверит в то, что произошло две тысячи лет назад, когда Бог послал нам своего Сына. Снова потребовалось вмешаться. Человек получил величайшее нравственное учение.

Вот этот шаг для человека, привыкшего доверять только фактам, привыкшего лично все пощупать и проверить несколько раз, является самым трудным. Но зато каким гармоничным предстает мир, когда этот шаг сделан! Ты – человек, в тебе есть частица Бога – Творца, Демиурга, Вседержителя, ты свободен познавать творение Бога, но ты должен прислушиваться к Богу в себе, сознавать грани своих возможностей, ты должен чувствовать свою ответственность перед Богом. Нашу цивилизацию создали в основном именно так понимающие идею Бога.

Вот такими соображениями мне захотелось поделиться на Страстной неделе, накануне праздника Воскресения Христова по православному календарю.

Георгий Трубников
«Петербургский час пик» от 23 апреля 2008г.
Tags: разное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments